Что представляет собой теневой бизнес в медицине и в чем его опасность

Широкое развитие нелегальных коммерческих отношений между врачом и пациентом ведет к основательным институ­циональным изменениям во всей системе здравоохранения. Правила и нормы (профессиональные, юридические, этичес­кие), которыми прежде регулировалась работа государствен­ной системы здравоохранения, на теневом рынке практически [172] не действуют.

Вместе с тем — в силу стихийности и теневого характера происходящей либерализации — не были да и не могли быть выработаны сколько-нибудь четкие деловые, правовые и этические принципы, регулирующие профессиональную дея­тельность врача в рыночных условиях. Отсутствие же единой нормативной основы и связанный с этим постоянный дефицит информации часто ставят пациентов в весьма трудное поло­жение.

В одном случае они не знают, где и как найти врача, которому они могли бы доверять, в другом — не ведают, надо ли обязательно платить врачу, и если надо, то сколько и на какую именно услугу они могут рассчитывать, заплатив конк­ретную сумму денег. Короче говоря, прежние нормативные принципы государственного здравоохранения в значительной степени разрушены, а новые — причем не только легальные, но и теневые — складываются медленнее, чем в других сферах жизни.

Тому есть свои причины, и ниже мы на них остано­вимся. Но сначала присмотримся все же к тем элементам ин­ституционального порядка на интересующем нас рынке, кото­рые выявились в ходе исследования. Институционализация любого экономического явления начи­нается с упорядочения информации.

Наиболее важный источник информации о правилах и нормах поведения потребителя на те­невом рынке медицинских услуг (как, впрочем, и на всех дру­гих теневых рынках) — неформальное общение с родственника­ми, знакомыми, сослуживцами. «Посоветовались с друзьями», «по рекомендации знакомых» — указание на эти и подобные источ­ники информации встречаются в полученных нами интервью очень часто. «В поликлиники я сейчас редко обращаюсь, — сообщает, например, ростовчанин И.С. — Но когда надо, то ведь хочешь к хорошему врачу попасть. Тогда действую через знакомых.

Ну вот сына к зубному устраивали. По знакомству» 1 . 1 Один из наших респондентов делает и вовсе курьезное признание: «У нас настолько отвратительная система, что даже скорую помощь приходится через знакомых вызывать» (И.М., технический специалист, работающий в милиции, Уфа). [173] Однако предварительная информация, полученная «от зна­комых», может лишь в общих чертах дать потребителю пред­ставление о тех или иных правилах поведения на рынке.

Де­тали проявляются при непосредственной сделке. Понятное отсутствие фиксированного прейскуранта иногда заставляет пациента прибегать к методу проб и ошибок. «Бывают случаи, когда человек в качестве подарка хирургу приносит пакет, в котором находится традиционный набор — бутылка спиртного, конфеты и т. п., — рассказывает А.А., ростовский учитель. -Хирург же, посмотрев на эти подношения, может сказать: «Это не ко мне, это к медсестрам».

То есть подарки на такую сум­му его не устраивают, и врач хочет большего. И он не будет брать этот пакет».

В других случаях операторы теневого рынка — врач и паци­ент — пользуются неким удобным им обоим операциональным языком. «Есть даже специальная формула для передачи взят­ки, — раскрывает некоторые секреты своей профессии хорошо знакомый нам костромич Д. — Больной передает врачу деньги и говорит: «Посмотрите, доктор, результаты анализов». Если денег мало, врач может сказать: «Этих анализов недостаточ­но».

Или, если сумма его устраивает: «О, это уже совсем дру­гое дело!». Видимо, этот шифр нужен для того, чтобы нельзя было записать на диктофон все и потом шантажировать врача или в милицию сообщить». Впрочем, опасность, что разговоры врача с пациентами бу­дут записаны и использованы для шантажа или повлекут за собой какие-либо санкции, видимо, минимальна.

По крайней мере, никто из наших собеседников не упоминает о случаях, когда врач был бы привлечен к ответственности за получение наличных денег. Более того, нередко речь не идет и о какой бы то ни было конспирации вообще: и врач, назначающий цену за свои услуги, и люди, готовые платить, похоже, чувствуют себя при этом вполне уверенно. «Родственники подошли к врачу и спросили, как сделать, чтобы было все хорошо, а мы могли бы отблагодарить, — делится своим опытом ростовский пред- [174] приниматель В.Г. — Врач объяснил, как можно отблагодарить.

Он не смущался». После ознакомления с этими короткими рассказами может создаться впечатление, что разговоры о слабой институциона-лизации интересующего нас рынка попросту надуманы. Чего, мол, тут не хватает и что еще нужно, если все так просто и прозрачно?

У человека возникают проблемы со здоровьем, он находит (лучше через знакомых, но можно и без них) нужного врача, договаривается с ним, оставшись с глазу на глаз, об ус­ловиях сделки (можно использовать простейшие приемы кон­спирации, а можно и не использовать) и — дело с концом. Даже в посредниках — ни разовых, ни, тем более, постоянных — тут вроде бы нет никакой необходимости.

И, тем не менее, про­блема институционализации этого рынка существует. Более того, она проявляется здесь значительно острее, чем на других те­невых рынках, и решается труднее. Речь идет не совсем о той проблеме, с которой мы до сих пор сталкивались.

В рассмот­ренных нами случаях говорилось об организационных техно­логиях, обеспечивающих соблюдение принятых продавцом и покупателем правил теневой игры, между тем как на данном рынке не ясны сами правила. Неясность же возникает из-за специфики врачебных услуг, которая проявляется в момент их превращения в нелегальный товар.

Понять эту специфику нам помогут рассказы двух наших респондентов. Сделки, которые они заключали с врачами, в чем-то схожи, но отношение к этим сделкам (и врачам) прямо про­тивоположное. Начнем с истории, рассказанной нам ростовча­нином СМ.: «Врач сразу после осмотра больного сказал нам, что пере­лом сложный, со смещением, что больной — человек уже не­молодой и пр.

То есть нужна операция, но нет никаких гаран­тий того, что она пройдет успешно. Естественно, мы «все поняли» и к следующему визиту, проконсультировавшись со знакомы­ми, которые попадали в такие ситуации, подготовили 2000 рублей. [175] Я лично, оставшись один на один с врачом, продолжал с ним беседовать о «предстоящих сложностях операции», а потом положил на край его рабочего стола свернутый вчетверо лист бумаги, в который была вложена сумма.

Читайте также:  Как открыть нефтегазовый бизнес

Это было в минуту прощания с врачом. Я уже выходил и видел, как он эти деньги засунул себе в брючный карман. Потом врач меня проводил и сказал: «Надеюсь, все будет хорошо». И действительно, опе­рация прошла достаточно удачно». На первый взгляд, в этой истории все предельно ясно: сделка состоялась, обе стороны довольны.

Но это обоюдное удовлет­ворение скорее затушевывает, чем проясняет некоторые осо­бенности теневого рынка медицинских услуг, отличающие его от рынка легального. На легальном рынке разворачивается кон­куренция за пациентов. Главное условие успеха здесь — репу­тация хорошего специалиста, проявляющего все свои способ­ности в любой ситуации.

Можно вообще не лечить больного бесплатно, но лечить плохо — значит проиграть в конкуренции. На теневом же рынке, как видим, все иначе. В этих условиях врачу важна не столько репутация безусловно хорошего спе­циалиста, сколько репутация человека, который за деньги ле­чит хорошо и успешно, а без денег — плохо.

И если до того, как ему заплатили, он не дает никаких гарантий, а получив деньги, вселяет в потребителя надежду, это значит, что клятва Гиппократа, выражающая суть врачебной этики, свою силу утрачивает — и ничем не замещается. Никакого кодекса «тене­вой морали» врача, как известно, не существует.

Поэтому един­ственное, на что остается уповать пациенту и его близким, -личные нравственные принципы поставщика услуги. Но как универсальный регулятор рынка, где главное — получение при­были, этот субъективных критерий — не самый надежный, по­тому что качество услуги он потребителю отнюдь не гаранти­рует.

К тому же сам принцип — «за деньги лечу хорошо, а без денег плохо» — находится за пределами морали и уже потому не может иметь обязывающей силы для всех без исключения врачей (тем более, что при нынешнем дефиците высококва- [176] лифицированных специалистов серьезная конкуренция между ними попросту немыслима). Ростовчанину СМ. в данном от­ношении повезло.

Его земляку Е.М. повезло меньше, точнее -совсем не повезло. «Когда я перевернулся на «Волге», — рассказывает он, — то мой товарищ, который ехал со мной, оказался в больнице. У него было смещение позвонка, нужна была операция, которая в принципе должна быть бесплатной 1 . Конечно, определенные средства требовались на медикаменты.

В конце концов, зап­росили за операцию с моего приятеля 500 долларов. Это толь­ко операция. И плюс медикаменты, которые обходились в день около 500-600 рублей. Врач об этом сказал напрямую, и если бы мы тогда отказались платить (а я тоже участвовал в расхо­дах, потому что авария произошла и по моей вине), врачи могли бы представить ситуацию таким образом, будто операция не­возможна.

Так что пришлось платить. В таких ситуациях жа­ловаться нет никакого смысла, если хочешь, чтобы все закон­чилось благополучно для больного. Мы заплатили, хотя все равно это к успешному исходу не привело. Приятель не выжил».

В этом рассказе обращает на себя внимание не столько не­гативная реакция на поведение врача (предложил оплатить операцию в заведомо безнадежном, по мнению респондента, случае), сколько правовая и этическая растерянность рассказ­чика, столкнувшегося с игрой без всяких правил. «Жаловать­ся нет никакого смысла», потому что жаловаться некому и не на что. Е.М., сам того, быть может, не подозревая, столкнулся с главной особенностью теневого рынка медицинских услуг, на котором взаимоотношения врача и пациента не опираются на сколько-нибудь четкие и взаимопонятные нормы и принци­пы — хотя бы на уровне обычного права.

Нам (как, впрочем, 1 В некоторых случаях суждения респондентов о диагнозе выглядят явно некомпетентными, но мы, понятно, не чувствовали себя вправе вносить какие-либо изменения или уточнения. — Прим. авт. [177] и самому респонденту) остается лишь гадать, действительно ли «врачи могли бы представить ситуацию таким образом, будто операция невозможна», или это всего лишь субъективное впе­чатление рассказчика, и медики в любом случае сделали бы все, что от них зависит (признаемся, что однозначно признать факт криминального вымогательства нам мешает неспособность представить себе хирурга, хладнокровно отказывающегося даже от попытки спасти больного).

Конечно, неопределенность и необязательность договорных отношений характерна для любых теневых рынков. Но данный случай — действительно особый. Услуги, которые продаются на рынке медицинского обслуживания, с экономической точ­ки зрения уникальны.

Дело в том, что, покупая товар на дру­гих рынках, потребитель платит деньги за результат некой деятельности, которая только результатом и важна, а сама по себе особого значения для покупателя не имеет. В медицине же важнее всего именно деятельность врача: даже при не­обратимо плохом результате (а он здесь возможен) потреби­тель должен быть уверен, что врач сделал все от него завися­щее, и не медик оказался бессилен, а медицина.

При таких обстоятельствах предметом купли-продажи становится не только и не столько сам факт услуги (врач обязан оказать ее и бес­платно), сколько гарантия добросовестности исполнения врачом своих профессиональных обязанностей. И если на легальном рынке такая гарантия — естественное следствие конкуренции репутаций, то на теневом она не обеспечивается ничем. Врач здесь получает возможность весьма неопределенно говорить об ожидаемых результатах своей деятельности, указывая на «сложность операции», «тяжелое состояние больного» или что-то еще, а у потребителя нет никаких критериев, чтобы оце­нить достоверность сообщенной ему информации, а тем бо­лее — степень добросовестности, проявленной врачом в процессе его заранее оплаченной и заведомо неподконтрольной деятель­ности. [178] Отсутствие фиксированных норм деловой и профессиональной этики на рынке медицинских услуг размывает и делает неуло­вимой грань, отделяющую хоть и теневой, но «цивилизован­ный» рынок от откровенного вымогательства. Добровольно вступая в сделку с врачом, потребитель неизбежно выходит за пределы легального правового и этического поля и попадает в полную зависимость от субъективных представлений медицинских работников о том, что в данной конкретной ситуации возмож­но, а что недопустимо. Между тем субъективизм — как право­вой, так и этический — в такой деликатной сфере, как меди­цинская помощь, создает основательные предпосылки для откровенно криминального поведения.

Читайте также:  3d студия как бизнес

Ограничение

Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Источник: studfile.net

Ущерб, наносимый теневым медицинским бизнесом

Незаконное предпринимательство, осуществляемое во всех сферах индустрии здравоохранения, несет в себе огромный деструктивный потенциал, который распространяется далеко за рамки одной лишь хозяйственной деятельности. Теневой медицинский бизнес смещает в негативную сторону этические ценности людей, снижает культуру предпринимательства, обостряет социальные проблемы, подрывает авторитет и финансовую базу государственной власти. Иногда теневой медицинский бизнес, разрастаясь до значительных размеров, оказывает влияние на государственные и общественные институты, проводит своих ставленников в систему законодательной и исполнительной власти, заставляя всю страну или регион жить по своим особым, криминальным законам. Начиная с небольших объемов, теневой бизнес затем перерастает в крупномасштабное явление, с собственной структурой и организацией, внутренними законами и правилами поведения. Но даже при гораздо более скромных масштабах теневой медицинский бизнес представляет собой реальную опасность для экономики и общества, так как наносит ощутимый урон как отдельным гражданам, так и государству в целом.

Уклонение от уплаты налогов. Вследствие того, что теневой медицинский бизнес функционирует в основном без какой бы то пи было государственной регистрации, налоги субъектами незаконного предпринимательства не выплачиваются. В результате государственный бюджет недополучает огромные суммы, составляющие несколько процентов от ВВП страны. Теряя столь внушительные суммы налоговых поступлений, государство утрачивает возможность решать многие жизненно важные проблемы — своевременно повышать заработную плату медицинским работникам в государственных лечебнопрофилактических учреждениях, обеспечивать населению необходимые социальные гарантии, в полном объеме финансировать научные исследования, здравоохранение и медицинское образование.

Вследствие уклонения от налогообложения теневым медицинским бизнесом легальные производители вынуждены нести повышенную фискальную нагрузку, выплачивая налоги как за себя, так и за тех, кто не желает этого делать. Иными словами, перевод хотя бы части теневого медицинского бизнеса в сферу легитимного предпринимательства позволяет властям ослабить общее налоговое бремя при одновременном решении насущных социальных проблем.

Снижение конкурентоспособности легального медицинского бизнеса. Незаконное предпринимательство оказывает мощное деструктивное воздействие на сферу легального медицинского бизнеса.

В связи с тем что субъекты теневой предпринимательской деятельности не выплачивают налогов, их бизнес получает определенные конкурентные преимущества но сравнению с законопослушными предпринимателями. Имея более низкую себестоимость медицинских услуг, теневой бизнес в состоянии назначать более низкие цены по сравнению с легальными производителями. Там, где теневой бизнес чувствует себя вполне комфортно, легальные субъекты медицинской деятельности терпят убытки и постепенно вытесняются с рынка. В конце концов перед законопослушными организаторами медицинского бизнеса встает дилемма: или сворачивать свою работу, или уходить в сферу незаконного предпринимательства.

Социальная защита работников, занятых в сфере теневого медицинского бизнеса. Значительная часть теневых предпринимателей и наемных работников, вовлеченных в сферу теневого медицинского бизнеса, оказываются за рамками государственной системы социального страхования. Осуществляющие нелегальную предпринимательскую деятельность субъекты теневого бизнеса не производят никаких отчислений в фонды медицинского, пенсионного и социального страхования. На людей, занятых незаконной предпринимательской деятельностью, не распространяются социальные гарантии в части ограничения продолжительности рабочего дня, вредных и опасных условий труда, оплаты больничных листов, отпускных периодов.

Концентрация финансовых ресурсов в сфере теневого медицинского бизнеса и проникновение криминала во власть. Накопление крупных денежных ресурсов в недрах незаконного медицинского бизнеса создает качественно новую ситуацию, когда представители теневого капитала начинают активно проникать во властные структуры. Движущей силой подобного проникновения являются такие мотивы, как:

  • ? повышение социального статуса организаторов теневого медицинского бизнеса;
  • ? обеспечение дополнительной правовой защиты в части неприкосновенности личности;
  • ? приобретение связей и влияния во властных структурах;
  • ? лоббирование интересов теневого бизнеса;
  • ? получение конфиденциальной и оперативной информации, имеющей большую ценность для теневого бизнеса.

Проникая в структуры законодательной и исполнительной власти, представители теневого бизнеса активно продвигают свои интересы, блокируя всякие попытки реальной борьбы с взяточничеством, коррупцией, нарушением норм честной конкуренции, уклонением от уплаты налогов и прочими незаконными действиями.

Увеличение объемов торговли продуктами низкого качества. Производимая теневым бизнесом продукция оказывается чаще всего низкого качества вследствие того, что предприниматели-теневики заменяют качественные и дорогостоящие ингредиенты более дешевыми и менее качественными компонентами. При этом многие виды товаров и услуг, производимых теневым медицинским бизнесом, представляют реальную опасность для потребителей, нередко угрожая их жизни и здоровью.

Помимо перечисленных направлений, но которым теневой медицинский бизнес наносит существенный ущерб экономике, легальным производителям и потребителям товаров и услуг, можно также упомянуть такие деструктивные механизмы воздействия, как утечка капиталов за границу, неравномерное распределение доходов в различных слоях населения, подрыв доверия к государственной власти, нарастание социальной напряженности в обществе. Очевидно, что расширение сферы деятельности теневого бизнеса наносят огромиый моральный и материальный ущерб государству, обществ)’, всему легальному предпринимательству в сфере здравоохранения.

Контрольные вопросы

  • 1. Что понимается под теневым медицинским бизнесом? Насколько широко распространен теневой медицинский бизнес в экономиках разных стран?
  • 2. По каким критериям классифицируется теневой медицинский бизнес?
  • 3. Относится ли к сфере теневого бизнеса так называемое побочное предпринимательство медицинского персонала?
  • 4. Может ли официально зарегистрированное предприятие изготавливать неучтенную продукцию? Является ли такая деятельность незаконным предпринимательством?
  • 5. В чем состоят причины возникновения теневого медицинского бизнеса?
  • 6. Высока ли доля теневого медицинского бизнеса в российской экономике?
  • 7. Существует ли взаимосвязь между уровнем налогообложения субъектов здравоохранения и объемами теневого медицинского бизнеса?
  • 8. В чем состоит ущерб, наносимый теневым медицинским бизнесом? Дайте обоснованный ответ.
  • 9. К каким негативным последствиям в социальной сфере приводит незаконное предпринимательство в здравоохранении?
  • 10. Оказывает ли теневой бизнес конкуренцию легальному предпринимательству в сфере медицины?

Источник: bstudy.net

Теневой бизнес в здравоохранении

В состав медицинского и предпринимательского сообщества входят люди с самыми разнообразными характерами, личностными качествами, этическими ценностями. Философия профессиональной деятельности у всех своя: одни придерживаются определенных нравственных принципов и норм поведения, другие считают, что главная цель работы – прибыль, которая оправдывает любые средства ее получения – в том числе сомнительные с точки зрения права и морали.

Читайте также:  Бизнес про 4 это

Теневая хозяйственная деятельность самым тесным и непосредственным образом связана с менталитетом, мышлением и реальными действиями организаторов медицинского и прочего бизнеса, пренебрегающими нормами закона и профессиональной этики. По своей экономической природе теневой бизнес есть ни что иное, как нелегальное предпринимательство, осуществляемое с нарушениями тех или иных положений закона.

Следует отметить, что теневой бизнес – весьма распространенное явление. Он существует во всех странах мира, вне зависимости от типа используемых экономических систем. Различие состоит лишь в доле теневого бизнеса в объеме ВВП страны – где-то эта доля невелика и составляет 10-15%, а в иных странах превышает 50%.

Весьма существенный вклад в теневые экономические отношения вносит сектор здравоохранения. В его орбиту включаются такие явления, как коррупция и взяточничество во врачебной и управленческой среде, незаконная выдача больничных листов, фальсификация историй болезней и содействие за вознаграждение уклонению от призыва в армию. Большую долю теневого рынка составляют производство и продажа контрафактных медикаментов, незаконное производство абортов, уклонение от уплаты налогов и прочие нарушения (см. рис.1).

Рис.1. Условная классификация теневого бизнеса в здравоохранении по степени опасности для общества.

Рис.1. Условная классификация теневого бизнеса в здравоохранении по степени опасности для общества.

Наиболее опасным для общества является незаконный бизнес в сфере торговли внутренними органами человека, наркотическими, токсическими и психотропными препаратами. Свободная и бесконтрольная торговля этими товарами и субстанциями способствует криминализации общества и террористической деятельности, представляет повышенную опасность как для самого государства, на территории которого ведется подобный бизнес, так и для мирового сообщества.

Не менее опасна нелегальная торговля не апробированными лекарственными средствами, незаконное производство хирургических операций и производство абортов. Так, по данным английской компании ВВС, почти 70 тыс. женщин погибает ежегодно по причине неудачных абортов. Последствия неудачных абортов калечат и лишают дееспособности еще большее количество женщин. При этом нелегальные аборты – одна из наиболее важных проблем в азиатских странах, где небезопасные аборты предпринимают до 10 млн. женщин ежегодно.

В сфере здравоохранения весьма опасными являются такие области криминального бизнеса как несанкционированное изъятие внутренних органов человека и незаконное оформление инвалидности, мошенничества с медицинской страховкой. Серьезную угрозу обществу несет взяточничество и коррупция в медицинской среде.

Следующей группой направлений теневого бизнеса является изготовление незарегистрированными производителями контрафактной продукции самого широкого спектра и назначения. Излюбленными сферами теневого бизнеса является изготовление имитаций лекарственных препаратов, биологически активных добавок, витаминов, гомеопатических средств и многих других видов продукции, большинство из которых не имеет лечебных свойств. Приобретая и употребляя такие лекарства, больные не излечиваются, а лишь упускают драгоценное время, в течение которого болезнь развивается и принимает все более тяжелые формы.

Проблема обостряется тем, что, как правило, подделываются наиболее дорогие и эффективные препараты, на которые больные возлагают особые надежды и, зачастую, тратят последние деньги. Но только лишь потерянным здоровьем и деньгами дело не ограничивается. Итогом использования контрафактных лекарств являются десятки и сотни унесенных человеческих жизней.

Весьма острую и масштабную проблему для современного здравоохранения представляет оказание медицинских услуг специалистами с сомнительной квалификацией – различного рода целителями, представителями народной и нетрадиционной медицины. В данном профессиональном сообществе находят для себя питательную среду многие шарлатаны и любители легкой наживы. Только в Российской Федерации практикуют свыше 40 тыс. лиц, оказывающих целительские и сопутствующие им услуги. Ежегодно к ним за помощью обращается до 3 млн. человек. Значительная часть целителей работает «в тени», не осуществляя соответствующей регистрации и лицензирования, не уплачивая налогов.

Но не только представители народной и нетрадиционной медицины предпочитают нелегальный бизнес. Ныне повсеместно в государственных и муниципальных медицинских учреждениях практикуется взимание денег с пациентов без оформления каких-либо платежных документов. Так, проведенный Институтом социальных исследований Российской академии государственной службы опрос в 2001 г. дал такие результаты: 13% опрошенных пациентов признались, что платят врачам «черным налом», минуя кассу. К 2011 г. положение усугубилось, и ныне не менее 25% пациентов прибегают к подобным действиям. При этом стоит отметить, что аналогичные теневые расчеты практикуются и в негосударственном секторе здравоохранения.

Третий сектор теневого медицинского бизнеса весьма тесно смыкается с выше рассмотренным. Его представляют официально зарегистрированные медицинские предприятия, выпускающие неучтенную продукцию, а также производящие определенные виды изделий без соответствующих лицензий (или по просроченным лицензиям). Этот вид незаконной предпринимательской деятельности менее опасен для общества и потребителей, чем две вышеуказанные группы. Но, несмотря на то, что интересы пациентов и потребителей здесь затронуты в минимальной степени, ущерб подобным бизнесом наносится владельцу законных прав и лицензий, а также государству.

В четвертый, заключительный сектор теневого бизнеса, входит так называемое «бытовое» медицинское предпринимательство. Как явление, бытовое предпринимательство не слишком опасно для общества и государства, если не имеет больших объемов. Обычно представители правительственных структур достаточно индифферентно смотрят на то, что отдельные врачи, фельдшеры или медсестры оказывают на возмездной основе медицинские или консультационные услуги. Не слишком строгое отношение правительственных органов и муниципальных властей к такого рода «вспомогательной» предпринимательской деятельности объясняется тем, что в небольших масштабах бытовое предпринимательство не представляет большой опасности для пациентов, экономики и общества. Более того, оно способствует самозанятости медицинского персонала и некоторому повышению благосостояния людей, работающих в сфере здравоохранения.

Таким образом, краткий анализ теневого медицинского бизнеса позволяет нам выделить четыре укрупненных группы незаконной предпринимательской деятельности, классифицированной по степени социальной и экономической опасности. При этом следует отметить, что приведенная нами классификация носит условный характер, так как каждая нация или народность может иметь свои субъективные представления о степени опасности того или иного медицинского бизнеса для социума, и, соответственно, устанавливать тяжесть наказания за то или иное незаконное предпринимательство.

Источник: vadim-galkin.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Бизнес для женщин