Государство не имеет юридического права финансировать частный бизнес

Как оформить инвестиции в бизнес в российском праве

Редакция «Клерка» предлагает вниманию читателей фрагмент из свежей научно-популярной книги по бизнес-праву «Предприниматель, который выжил. Как не погубить бизнес и инвестиции», автор — инвестиционный юрист Евгений Рябов. В статье раскрываются основные способы оформления инвестиций в бизнес на примере наиболее распространённого вида юридического лица – ООО (общества с ограниченной ответственностью).

Способ инвестирования № 1: Инвестиции в виде вклада в уставный капитал компании

Этот способ инвестирования регулируется статьёй 19 Закона об ООО и подразумевает, что инвестор вносит инвестиции в компанию в виде вклада, увеличивающего размер её уставного капитала. По поводу данного способа инвестирования бытует стереотип, что чем больше сумма инвестиций, тем сильнее размываются доли основателей компании. Если вы тоже так думаете, то зря.

Ответственно заявляю, что это не так. Доли основателей размываются ровно настолько, насколько они сами этого захотели и прописали в протоколе общего собрания участников, размер инвестиций здесь не играет почти никакой роли. Законом предусмотрено, что реальная сумма инвестиций (вклада) может насколько угодно превышать номинальную стоимость получаемой инвестором доли в компании. Поясню на примере. Инвестор хочет получить долю в уставном капитале компании в раз- мере 20 процентов, общий размер уставного капитала компании составляет 100 тысяч рублей. Для того чтобы получить указанную долю, инвестор должен увеличить уставный капитал компании на сумму, рассчитываемую по следующей формуле:

«ХРИСТОС ПОЗВОЛЯЕТ НАМ ИДТИ ДАЛЬШЕ» (Солодников, Востродымов)// 12 сцена

A = B * (D / 100 — B), где «A» — сумма, на которую увеличивается уставный капитал компании, она же номинальная стоимость доли, которую планирует получить инвестор, «B» — размер доли в уставом капитале компании (в процентах), которую намерен получить инвестор, «D» — текущий размер уставного капитала компании «*» — умножить, «/» — разделить, «—» — вычитание Применительно к нашему примеру: 20 * (100 000 / 100 — 20) = 25 000 Итого, 25 тысяч рублей — это та сумма, на которую инвестор должен увеличить уставный капитал компании, чтобы получить долю в размере 20 %. Перепроверяем: если инвестор увеличивает уставный капитал на 25 тысяч рублей, то его размер после увеличения становится 125 тысяч рублей. 25 тысяч рублей составляет 20 % от 125 тысяч рублей.

Всё верно. Так вот по закону для того, чтобы инвестор получил долю в размере 20 %, размер вклада (то есть инвестиций) должен составлять не менее 25 тысяч рублей. При этом он может быть либо равен 25 тысячам рублей, либо быть сколько угодно больше указанной суммы (верхний предел не определён).

То есть для получения доли в размере 20 % номинальной стоимостью 25 тысяч рублей инвестор должен внести вклад (инвестиции) в размере, равном или превышающем 25 тысяч рублей. Всё, что больше 25 тысяч рублей, не размывает доли других участников компании и идёт в оплату приобретаемой инвестором доли. Пожалуйста, уясните данную информацию (если вы конечно, этого ещё не знали) и не опасайтесь впредь больших сумм инвестиций — они размоют доли основателей ровно настолько, насколько они сами это позволят и пропишут в протоколе общего собрания участников.

Для осуществления инвестиционной сделки по указаной схеме проводятся следующие мероприятия: — инвестор подаёт заявление о принятии его в компанию и внесении вклада с обязательным указанием размера доли в уставном капитале, которую он желает приобрести, общего раз- мера инвестиций (вклада), состава такого вклада (деньги, имущество, имущественные права), порядка и сроков его внесения; — участники компании собираются на общее собрание, голосуют единогласно за принятие инвестора в компанию и на основании принятых решений составляют протокол, в котором обязательно указывается размер уставного капитала, получаемый в результате его увеличения, размер и состав вносимого инвестором вклада (инвестиций), сроки его внесения, размер при- обретаемой инвестором доли и её номинальная стоимость, а также размер долей участников компании, получаемый в результате «размытия»; — реализация принятых решений — нотариальное удостоверение протокола, подача доку- ментов в налоговую, внесение изменений в ЕГРЮЛ и регистрация устава в новой редакции. P.S. В случае, если в компанию через увеличение уставного капитала хотят войти сразу несколько инвесторов, то номинальную стоимость их долей можно рассчитать по следующей формуле: A1 = B1 * (D / 100 — Y1 — Y2) A2 = B2 * (D / 100 — Y1 — Y2) где «A1» — номинальная стоимость доли, которую намерен получить 1-й инвестор, она же сумма, на которую им будет увеличиваться уставный капитал компании, «B1» — размер доли в уставном капитале компании в %, которую намерен приобрести 1- й инвестор, «A2» — номинальная стоимость доли, которую намерен получить 2-й инвестор, она же сумма, на которую им будет увеличиваться уставный капитал компании, «B2» — размер доли в уставном капитале компании в %, которую намерен приобрести 2- й инвестор, «D» — текущий размер уставного капитала компании «*» — умножить, «/» — разделить, «—» — вычитание.

Способ заведения инвестиций в виде вклада в уставный капитал компании является одним из самых распространённых, поскольку: — во-первых, довольно просто оформляется и надёжен (процедура детально регламентирована законодательством, практика использования данного способа обширна); — во-вторых, позволяет заводить в компанию значительные суммы и при этом не влечёт за собой какой-либо налоговой нагрузки для компании (в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 251 Налогового кодекса РФ данные доходы компании не учитываются при определении налоговой базы); — в-третьих, позволяет размыть доли участников компании как пропорционально, так и непропорционально (является гибким в этом отношении инструментом); — в-четвёртых, инвестиции попадают непосредственно в компанию (cash-in), минуя кого- либо из участников компании, что обеспечивает направление инвестиций на развитие компании.

Способ инвестирования № 2. Купля-продажа казначейской доли в компании

Существует два вида выкупа долей в компании: кэш-ин (cash-in) и кэш-аут (cash-out). Кэш-ин — когда деньги от реализации доли попадают в компанию (идут на её развитие). Кэш- аут — когда деньги от реализации доли попадают в распоряжение продавшего её участника и не идут на развитие компании.

Продажу доли в компании по модели кэш-аут вряд ли можно назвать инвестированием, скорее это способ возврата инвестиций участником проекта. Поскольку смысл инвестиций заключается в том, что они идут на развитие бизнеса, то и говорить здесь имеет смысл только о реализации доли по модели кэш-ин. Купля-продажа доли по данной модели возможна, когда продаётся так называемая «казначейская доля», владельцем которой является сама компания (ООО).

По закону казначейская доля может принадлежать компании не дольше одного года. За это время она должна быть либо распределена между участниками компании пропорционально их долям, либо погашена (путём соразмерного уменьшения уставного капитала), либо продана какому-либо лицу.

Купля-продажа казначейской доли идеально подходит для заведения инвестиций кэш- ин, поскольку в сделке покупателем является инвестор, а продавцом — сама компания. Таким образом, денежные средства, вырученные от продажи казначейской доли, поступают в компа- нию и идут на её развитие. Конечно, далеко не всегда у компаний имеется в распоряжении казначейская доля, что значительно затрудняет использование этого способа заведения инвестиций. Однако казначейскую долю можно получить «искусственно», введя и выведя из компании какое-либо дружественное лицо. Конечно, эта манипуляция таит в себе некоторые корпоративно-правовые риски, но она не противоречит закону и при должном мастерстве сопровождающих юристов не повлечёт никаких негативных юридических последствий.

Способ инвестирования № 3. Инвестиции в виде вклада в имущество компании

Не стоит путать данный вид инвестирования с инвестированием в виде вклада в уставный капитал компании (о котором я рассказал ранее). Это два совершенно разных способа. Вклад в имущество компании можно назвать «инвестициями» с небольшой натяжкой. Однако поскольку он также нередко используется на практике для заведения средств в компанию, я решил его включить в эту главу. Регулируется внесение вкладов в имущество компании статьёй 27 Закона об ООО. Данный способ финансирования компании имеет следующие особенности:

Во-первых, «инвесторами» здесь выступают исключительно участники компании (владельцы долей). Во-вторых, в результате внесения инвесторами вкладов размеры их долей не изменяются. В-третьих, внесение вклада в имущество компании является корпоративной обязанно- стью каждого участника компании.

Решение о внесении вклада в имущество принимается на общем собрании не менее чем 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества (если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом компании). Это позволяет обеспечить финансирование компании, когда возможность привлечения сторонних инвестиций отсутствует либо является невысокой. В-четвёртых, в соответствии с пп. 11 п. 1 ст. 251 Налогового кодекса РФ, вклад в имущество компании, сделанный участником, владеющим долей в компании в размере более 50 процентов, не облагается налогом.

Способ инвестирования № 4. Предоставление финансирования по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности)

В этой модели инвестор (более правильно «партнёр») не вносит инвестиции в саму компанию, а финансирует вместе с компанией общий с ней проект. Для этого компания и инвестор соединяют свои вклады (интеллектуальную собственность, деловую репутацию, деловые связи, денежные средства и т.д.) и направляют их на развитие общего дела. Инвестиционные (предпринимательские) отношения в рамках договора простого това- рищества регулируются главой 55 Гражданского кодекса РФ. Особенностями данного вида «инвестирования» является то, что:

— инвестор не приобретает долю в самой компании (не получает корпоративного контроля в ней, если только для обеспечения обязательств не заключается корпоративный договор), а приобретает право на часть доходов от совместной деятельности с компанией; — вклад инвестора (инвестиции) идёт на развитие общего с компанией проекта, но никак не в саму компанию и тем более не кому-либо из её участников; — участниками простого товарищества (указанной совместной деятельности) могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации; — прибыль проекта делится между компанией и инвестором (инвесторами) в соответствии с договором простого товарищества, иные вопросы, возникающие в процессе совместной деятельности, также разрешаются в соответствии с указанным договором. Этот способ финансирования проектов имеет свои плюсы и минусы, но всё же не является распространённым в настоящее время на рынке. Однако учитывать его как один из возможных вариантов имеет смысл.

Способ инвестирования № 5. Заём

Некоторые люди считают предоставление займа разновидностью инвестиций (поэтому я и включил его в перечень способов инвестирования). Хотя, на мой взгляд, заём самостоятельным способом инвестирования не является, ибо для меня инвестор — это лицо, заинтересованное в развитии бизнеса (росте стоимости компании), а не только в возврате и приумножении вложенных средств.

Иными словами, если лицо предоставляет финансирование, но не приобретает долю в компании, то это не инвестор, а кредитор, займодавец, процентщик. Но как только кредитор (процентщик) приобретает долю в компании, он становится инвестором. Разница в том, что процентщик для защиты своих «инвестиций» гораздо легче может пойти на крайние меры, вплоть до инициации банкротства компании, когда как инвестор, защищая свои инвестиции, прежде всего будет способствовать развитию компании, росту её стоимости. Более того, владение долей в компании предполагает не только права, но и обязанности (вспомнить хотя бы приведённый мною способ инвестирования № 3).

В случае с займом заинтересованность инвестора заключается лишь в возврате средств и получении процентов, а сам источник денег его особо не интересует (возврат долга и уплата процентов здесь могут быть обеспечены за счёт перекредитования, например). При этом заведение средств в проект в виде займа вполне можно использовать как дополнение к способам инвестирования № 1 или № 2. В этом случае инвестор распределяет риски посредством комбинирования способов финансирования проекта.

Способ инвестирования № 6. Конвертируемый заём

Это очень распространённый способ инвестирования проектов за рубежом. Более того, сейчас он становится одним из основных способов инвестирования и в России. За последний год более половины моих клиентов структурировали инвестиционные сделки по модели кон- вертируемого займа.

Данный способ инвестирования совмещает в себе заём (способ № 5) и внесение вклада в уставный капитал компании (способ № 1). Интересен он тем, что позволяет избежать решения неудобных проблем, характерных для ранних стадий бизнеса и связанных, как правило, с оценкой компании.

На данный момент российским законодательством не предусмотрено самостоятельной договорной конструкции конвертируемого займа. Но это не мешает структурировать его с помощью нескольких доступных юридических инструментов. Делается это так. «Инвестор» предоставляет компании денежный заём и заключает с участниками компании корпоративный договор, в котором прописывается, что в течение определённого времени (можно установить любой период времени) он вправе вместо возврата займа (его части) потребовать предоставления доли в компании. Поскольку чаще всего на этапе выдачи займа справедливо оценить стоимость компании не представляется возможным, то стороны сделки договариваются, о том, что «инвестор» может конвертировать займ в долю опираясь на оценку компании, которую определит следующий инвестор, либо на бизнес-показатели, которые будут у компании на момент конвертации, либо опираясь на какую-то условную оценку компании, которая не устраивает стороны на момент выдачи займа, но может устроить в будущем.

В случае конвертации по оценке нового инвестора, первый «инвестор» получит долю, конечно же, по более низкой цене, нежели новый инвестор. Первому «инвестору» будет предо- ставлен дисконт за более раннее финансирование компании.

Расчёт размера и стоимости доли, получаемой «инвестором» при конвертации может осуществляться по следующей формуле: A = B/D * V где «A» — размер доли в компании, которую получает «инвестор» при конвертации; «B» — сумма займа (части займа), вместо возврата которой «инвестор» получает долю в компании; «D» — цена 1 % доли в компании по оценке нового инвестора; «V» — дисконт, коэффициент, по которому «инвестор» фиксирует свою выгоду по сравнению с новым инвестором (коэффициент всегда будет больше 1 (единицы)); «/» — разделить; «х» — умножить. Рассмотрим пример: A = 10 миллионов рублей (сумма займа) / 800 тысяч рублей (цена 1 % доли в компании по оценке нового инвестора) x 2 (коэффициент выгоды «инвестора»). При таких значениях A составит 25 процентов. В данном примере «инвестор» (займодавец) вправе вместо возврата займа (10 миллионов рублей) потребовать от основателей предоставления ему доли в уставном капитале компании в размере 25 %. Здесь резонно возникает вопрос: как сделать так, чтобы требование «инвестора» о предо- ставлении ему доли в компании было исполнено основателями? Делается это так. «Инвестор» и основатели (участники компании) подписывают корпоративный договор, по которому последние обязуются в случае направления «инвестором» соответствующего заявления созвать общее собрание участников и проголосовать за увеличение уставного капитала компании путём внесения «инвестором» вклада в счёт оплаты которого (взаимозачётом) будет погашен долг компании по займу.

Таким образом, в российской юрисдикции конвертируемый заём оформляется с помощью следующих документов: — договор займа между «инвестором» и компанией; — корпоративный договор между «инвестором» и всеми участниками компании; — протокол общего собрания участников компании об увеличении размера уставного капитала и конвертации займа в долю (оплата доли/внесение вклада при этом происходит путём погашения займа взаимозачётом). Приведённая модель структурирования конвертируемого займа в российских условиях хоть и довольно сложна, но реализуема.

Конечно, риски, что участники компании не примут решения о принятии инвестора в компанию (конвертации займа в долю), имеют место. Однако их можно нивелировать установлением в корпоративном договоре жёсткого штрафа за неисполнение указанной обязанности, либо оформлением опциона, по которому в случае неисполнения участниками компании указанной обязанности «инвестор» просто заберёт какую-то часть их долей в компании по номиналу. Риск того, что новый инвестор зайдёт в компанию раньше и не проголосует за принятие в неё первого «инвестора» можно нивелировать следующим образом. В корпоративном договоре прописывается, что новый инвестор может приобрести долю в компании лишь при условии его присоединения к данному корпоративному договору (либо заключения другого корпоративного договора с «инвестором» на аналогичных условиях). А раз он также становится участником корпоративного договора, то он тоже обязан проголосовать за принятие первого «инвестора» в компанию при конвертации.

Поскольку для «инвестора» важно получить долю в действующей компании, то в корпоративном договоре прописываются временные ограничения (запреты) на отчуждение участниками компании своих долей (или их частей), запреты на вывод из компании ценных активов (если говорим о технологических компаниях, то чаще всего это интеллектуальная собственность) и т.д.

  • инвестиционная деятельность
  • инвестиции

Источник: www.klerk.ru

Некоммерческий бюджет: как чиновники стали использовать НКО в своих целях

Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Все, кто когда-либо взаимодействовал с органами государственной власти и госучреждениями, знают, насколько они зарегулированы. Помимо закона о госслужбе, устанавливающего, кого и куда можно нанимать, существует закон о госзакупках, обязательная для использования госорганами система «Электронный бюджет» и еще масса мелких и крупных ограничений. Эти неудобства касаются и государственных исследовательских центров. Однако нет правил без исключений, и такими исключениями все чаще служат некоммерческие организации, создаваемые и федеральным правительством, и многочисленными органами власти в регионах.

Масштаб проблемы

На федеральном уровне серийное создание государственных НКО началось в 2012 году, когда правительством были учреждены три подобные организации. Потом еще две — в 2013 году, еще четыре — в 2014-м и так далее. Рекорд был поставлен в 2019 году, когда было создано не менее восьми подобных структур, как правило, в виде автономных некоммерческих организаций (АНО): АНО «Центр развития культурных инициатив», АНО «Организационный комитет по подготовке и проведению в 2022 году чемпионата мира по волейболу ФИВБ», Российский фонд развития информационных технологий, АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей», АНО по защите интересов граждан и организаций в сфере ЖКХ и благоустройства территорий, АНО «Исполнительная дирекция «Универсиада-2023», АНО «Национальные приоритеты». И это не говоря про НКО, создаваемые разного рода бюджетными учреждениями и госкорпорациями.

Похожая ситуация с регистрацией НКО на уровне субъектов Федерации. Из предварительно найденных нами 326 НКО, напрямую учрежденных региональными правительствами, 99 (30%) были созданы в 2019 году. Впрочем, подсчеты неполны, поскольку множество НКО, получающих субсидии и иные формы поддержки от государства, не обязательно учреждены правительством. Например, АНО «Институт перевода» была учреждена десятком вузов и получила 111 субсидий только из федерального бюджета. А «открытое правительство» в России внедрялось через АНО «Аналитический центр «Форум» без участия государства, но с частичным финансированием через Внешэкономбанк.

Свободное финансирование

С 2015 по 2019 год правительство выделило почти 250 млрд руб. субсидий только на поддержку автономных некоммерческих организаций. А в 2019 году субсидии на НКО в целом составили примерно 152 млрд руб., среди крупнейших получателей — Российский научный фонд и АНО «ТВ Новости» (Russia Today). Почему примерно? Потому что не всех получателей субсидий можно считать НКО в классическом их понимании.

Например, к некоммерческим организациям формально относятся политические партии, получающие бюджетное финансирование. Любовь чиновников именно к АНО, возможно, объясняется тем, что из всех НКО они максимально приближены к коммерческой деятельности. АНО не вправе лишь свободно распределять прибыль — она должна идти на уставные цели организации.

Зато все имущество, переданное учредителями АНО, переходит в собственность организации. Деятельность АНО не подпадает не только под 44-ФЗ о госзакупках, но и под менее требовательный 223-ФЗ, регулирующий закупки госкомпаний. Фактически они сразу выпадают из-под регулирования, относящегося и к коммерческим, и к бюджетным учреждениям.

Мы видим, что чаще всего АНО создаются в таких секторах, как СМИ (телеканал ОТР, Russia Today), вузы (университет «Иннополис», университет «20.35»), организация крупных мероприятий (дирекции сочинской Олимпиады и Универсиад 2019 года в Красноярске и 2023 года в Екатеринбурге). В регионах органы власти все чаще переводят в форму АНО местные СМИ и спортивные клубы.

Даже если предположить, что в некоторых случаях создание подобных структур оправданно, в целом тенденция тревожит. В России нет федерального закона, устанавливающего требования к прозрачности АНО. Нет единого перечня АНО, учрежденных государством. Если все же найти список этих организаций с помощью ЕГРЮЛ, реестра субсидий, реестра организаций, имеющих лицевые счета в Казначействе России, и т.п., то вы увидите, что даже не у всех получателей крупных субсидий есть официальные сайты, а если они и есть, то там не публикуются сведения об органах управления, нет годовых и финансовых отчетов, нет даже базовых сведений о деятельности.

Выравнивание условий

  • действовать согласно 223-ФЗ по размещению закупок;
  • публиковать исчерпывающие сведения об органах управления на своих сайтах;
  • соблюдать те же требования по раскрытию сведений на bus.gov.ru, что и бюджетные учреждения;
  • публиковать исчерпывающие годовые отчеты, исчерпывающий перечень которых должен раскрываться на сайтах правительства и региональных администраций.

Прозрачность и доверие к государству может и должно начинаться с правительства. Создание некоммерческих организаций и прямое их субсидирование — это вывод огромных бюджетных средств из-под общего регулирования. Если правительство не готово до сих пор к реформе системы государственного управления в целом и пользуется лайфхаками в виде создания НКО, то хотелось бы, чтобы этот инструмент работал по понятным правилам.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Источник: www.rbc.ru

Что с нами не так? Почему у предпринимателей не складывается с государством

Предприниматель и общественный омбудсмен по малому и среднему бизнесу Анастасия Татулова в день предпринимателя, размышляет о том как в последние годы строились отношения между предпринимателями и государством — «и что в этих отношениях не так с нами, предпринимателями».

Отношения государства и малых предпринимателей многие годы строились по принципу «я тебя не трогаю, и ты меня не трогай». Такой «общественный договор»: предпринимателям давали зарабатывать свою прибыль, развиваться, их не трогали, а они не высовывались — не голосовали, не участвовали в разработке законов, касающихся МСП, их мнения тоже никто не спрашивал.

На полянке малого бизнеса активно «паслись» разного рода контрольные органы, зарабатывая себе на жизнь подножным кормом, ну а те, кому удавалось вырасти, — пытались мимикрировать под малый бизнес, стараясь быть как можно менее заметными. Наверху шли бои олигархов, делили триллионы и недра, а МСП тихонько «починяли примус».

После 2013 года этот негласный договор начал постепенно нарушаться со стороны государства. Под лозунгом «люди — новая нефть» государство на самом деле заинтересовалось: а сколько тут можно собрать? И оказалось, что немало. Правительство начало усиленно «заботиться» об МСП, появился даже целый нацпроект.

Параллельно возникли разнообразные госструктуры и общественные организации для заботы, чтобы эту заботу легализовать, и пошло-поехало: увеличение налогов, ужесточение условий, политика вытрясания всего до копейки, тренд на обеление зарплат без снижения зарплатных налогов, прессинг со стороны силовых структур. И все это на фоне падающего спроса. Получается, одна сторона договор нарушила и пошла в наступление, а вторая, растерявшись, стала отдавать все больше. Зарабатывая все меньше, отстаивать свои позиции и добиваться системных изменений предприниматели так и не научились.

Что мы делаем не так?

Вот лишь несколько паттернов поведения, которые я сама выделила — по итогам личных наблюдений за два года работы омбудсменом, из разговоров с коллегами и чиновниками, из того, о чем пишут предприниматели в моем канале.

Я видела этот феномен на многих встречах с властью. Выученная и подпитанная генами история: «промолчу — целее буду». Будешь. Мы уже домолчались, правда, до того, что кошкам скоро мяукать запретят. Мне недавно один толковый чиновник рассказал про встречу своего начальника с одной отраслью.

Перед встречей предпринимателям сказали: «говорите прямо про все проблемы» — а они намертво в отказ ушли: «знаем мы, что потом начнется, нас эти же, кто сейчас на встрече сидят и кивают, после — со свету сживут за сказанное, а решить — все равно ничего не решат». Еле их уговорили хоть какие-то проблемы поднять.

Проблема понятная, да и страх оправдан. Я лично занималась жалобой в городе N, где пытались заплющить предпринимателя, который пожаловался на то, что творят местные царьки в одном из ведомств. Но вмешались омбудсмены, встали на защиту предприниматели. Бизнесмена отстояли, сдались, испугавшись огласки, чиновники, а потом и царька тихонько убрали, а вместо него поставили вменяемого, который еще и извинился. Да, это исключение, да, бывает, что все заканчивается не так счастливо, но нет другого пути.

А если вам так страшно, что вы не готовы рот открыть, не идите на встречу к чиновникам, чтобы в очередной раз сказать им «спасибо за беспрецедентные меры поддержки». Вместо себя предложите того, кто сможет сказать о проблемах.

Если заранее обсудить с другими участниками встречи поднимаемые вопросы, распределить их между собой, а не зачитывать по бумажке то, что раздали помощники тех же чиновников, есть шанс, что замолчать проблему будет невозможно. А поддержав того, кто ее поднял, — вы покажете единство. Только тогда, возможно, начнется длинный путь по поиску решений.

Я была на встречах, где так делали, и результаты вижу — снялись вопросы, которые годами мучили. А иначе круг замыкается: ты молчишь, сосед молчит, все молчат — нет проблемы, значит, и решать нечего. А в глубине души каждый ждет, что кто-то придет, повлияет, решит, а я потом воспользуюсь результатами, если они будут.

2. «Зачем добиваться для других — решу для себя»

Предприниматели в России много лет строили и строят свой бизнес с позиции «кругом враги». Есть проблема доверия, она в стране глобальна, тем более если вы — конкуренты. И не важен рост отрасли как таковой, зачастую волнуют только личные преференции.

Это еще один анахронизм: «все звери равны, но некоторые равнее». Иногда даже кажется, что законы и правила существуют только для того, чтобы сделать из них исключение. Но это опять, мягко скажем, не без участия предпринимателей происходит. Особенно этим крупный бизнес злоупотребляет для истребления всего мелко-среднего, чтобы потом беспрепятственно монополии строить и поднимать цены. Принятие законов в интересах конкретных людей и конкретных компаний у нас — обычное дело.

За примерами далеко ходить не надо. В марте этого года ювелирам вообще без обсуждения с МСП всего за пару дней приняли закон об отмене УСН — сразу в трех чтениях, убивающий всех малых производителей и продавцов в отрасли. А до этого принятием нескольких законов и ограничений точно так же почти в ноль убили фермеров, в угоду не будем называть кому, ставшему в результате практически монополистом в отрасли. C 2016 по 2021 год количество малых сельхозпроизводителей сократилось, по данным Росстата, с 71 тысячи до 6,5 тысяч предпринимателей. Из этой же оперы практика составления различных списков «важных», «системообразующих» и тому подобных предприятий, с которыми главным становится попасть в число заветных получателей.

3. «Без денег все равно не решить ничего»

Коррупция, говорите, замучила? Вы уже открыли рот, чтобы обвинить во всем чиновников? Остановитесь. Вспомните, что взятку не только берут. В первую очередь ее дают!

Так проще, так быстрее, так ты обойдешь конкурента. Ты не дашь взятку, а сосед даст — и его бизнес пойдет лучше. Силовые структуры лезут в экономику, суды коррумпированы и работают по телефонному праву, «был бы человек, а статья найдется» — да-да, все так. Друг на друга писать доносы прекратите и выяснять отношения с участием силовиков при акционерных конфликтах — тоже.

Вы же топите друг друга! Даже разругавшись в хлам с партнерами — разводитесь, пожалуйста, без всякого участия государства, понимая особенности нашей правовой системы.

4. «Это моей отрасли не касается»

«Это вон к тем пришли — пусть они и отбиваются». Так незаметно в нашу жизнь вошло много поборов — то, что начиналось с одной-двух отраслей, представителей которых удалось запугать или подкупить, после славненько перекинулось на всех. Уверена, вы и сами сможете вспомнить пяток-другой таких примеров.

5. «Для этого есть общественные организации и ассоциации, вот пусть они…»

Это вообще мое любименькое. Я общаюсь практически со всеми ассоциациями, организациями и много раз лично наблюдала такую картину: «Я — да, готов, вступаю! Правда, сейчас уплатить взнос не могу, у меня 5 тысяч с собой нет, позвоните завтра». Что в итоге?

Потихоньку общественные организации начинают работать на тех, кто их содержит, и решать задачи, поставленные теми, кто платит (миллионы платит, а иногда и миллиарды). И государство тоже платит и содержит такие конторы — для того, чтобы в нужный момент как кролика из шляпы достать: «а вот мы с „бизнесом“ согласовали, у нас и подписи есть».

Кто платит, тот и заказывает музыку, а то, что она для отрасли похоронная, — это вообще никого не волнует. И, знаете, это не их проблема, а наша, нашего жлобства и пофигизма, и вот этой вот волшебной фразы: «а что я за свои тысячу рублей в месяц получу?» Ничего, дружок, ты не получишь, но, возможно, твою отрасль сложнее будет угробить. Пандемия помогла многим осознать это хоть на базовом уровне, особенно в регионах. Но этого недостаточно. Организации не бывают независимые, если они не самофинансируемые.

6. «Нас мало — вот нас и не слышат»

Окститесь. Вот вам цифры.

— Сейчас в малом и среднем бизнесе, по данным ФНС, 6 007 029 предприятий.

— Это в подавляющем большинстве предприятия микро и малые. Тех, кто смог вырасти в средние, — менее 18 тысяч.

— Но работает, по официальным данным, у этих 6 млн предпринимателей почти 16 млн сотрудников — это без учета того, что в регионах довольно много теневой занятости. К этому можно добавить еще 4 млн самозанятых. Выходит в сумме около 22 млн человек уже минимум.

— Но связаны с предпринимательским сектором на самом деле еще больше. Если мы умножим это на домохозяйства из хотя бы двух человек, выходит не меньше 40 миллионов: сами предприниматели, их семьи , мужья, жены, дети, родители, друзья, сотрудники, семьи сотрудников. С предпринимательством и частной инициативой так или иначе связана половина трудоспособного населения России.

7. «Нас не любят в нашей стране, и все против нас»

Ну да, мы находимся в существенно более некомфортных условиях в плане имиджа и уважения к профессиональному статусу, чем большинство стран мира. Ну и что? Мы из социализма только вчера вылупились, откуда ж взяться уважению, нужно время.

Государство само активно сталкивает предпринимателя с потребителем. Даже ведомство есть по надзору потребителей за предпринимателями. Вместо того чтобы учить стороны жить в мире и согласии, власти предоставляют обществу все больше возможностей для анонимных жалоб.

И с сотрудниками мы пока не на одной стороне — и этому тоже способствуют и Трудовой кодекс, и вся государственная политика в пандемию (чего только стоят «оплачиваемые каникулы за счет работодателя»).

Одно скажу: это тоже наши проблемы и только нам их решать. Мы в «АндерСон» платим все налоги с зарплат. И мы начали показывать сотрудникам — сколько у них с каждой зарплаты государство изымает. А то ведь даже самые продвинутые знать не знают, что это не просто 13%, а 13% + соцвзносы (до 30%), то есть суммарно — 42% с каждой зарплаты, которую мы им платим.

Куда эти деньги деваются — не знаем, но надеемся, что на детские сады и школы. Но мы, предприниматели, можем хотя бы показать людям, сколько на самом деле отдаем государству.

Давайте просвещением заниматься, или мы ждем, что это тоже государство будет делать? Извините, а ему зачем? Кто мешает нам в стоимости товара на полке начать показывать отдельно налоги покупателю?

В меню делать то же самое. Это делают в большинстве стран, пишут внизу что стоимость в меню без налогов и указывают ставку налогов отдельно, чтобы видел обычный человек, далекий от бизнеса, — сколько из чашки кофе забирает государство. Хотя бы конечные налоги, без промежуточных.

Давайте показывать и рассказывать, что весь комфорт в городах — это и есть малый бизнес: прачечная, ветеринарная клиника, ателье, магазин, кафе, развивашки для детей. Сотрудникам объяснять, друзьям, знакомым, родителям, которые телевизор смотрят.

А о том, что предприниматели сами за свои деньги делают соцпроекты, мы кому-то рассказываем? Парки, да уже и целые города. [Основатель производителя матрасов «Аскона» Владимир] Седов «Доброград» построил. Торжок, когда из него очередной мэр сбежал, взяла в свои руки предпринимательница и без всяких должностей сделала там достопримечательности и центр туристического притяжения.

Коломна — целиком предпринимательская инициатива, Гузель Санжапова с Малым Турышом, Наталия Линкова с «бабушкой на час», благотворительные проекты, социальные — таких примеров сотни, они есть в каждом регионе. Но рассказывать о них надо не друг другу, а остальным 134 миллионам проживающих в стране, причем с детства. И это нам надо делать, ни на кого не надеясь, — это нам нужно, чтобы жить в нормальной стране.

Что же делать?

Возвращаясь к началу, к нарушению договора и отсутствию нового. Я много пишу о диалоге предпринимателей с властью, еще больше — об отсутствии результатов этого самого диалога. И понятно, что я априори на стороне предпринимателя.

Я вообще придерживаюсь той точки зрения, что предприниматель самим фактом существования бизнеса, предприятия и продукта уже выполнил свои обязательства перед страной — создал рабочие места и заплатил налоги. А в нашей стране он все это делает еще и вопреки — сквозь бури и шторма, сопротивление, давление и неуважение. Почему он при этом должен отстаивать свою возможность работать и развиваться? Да и должен ли? Однозначного ответа у меня нет.

Более того, уже больше 25 лет занимаясь бизнесом, я большую часть этого времени считала, что социальный договор должен быть таким:

налоги, создание рабочих мест и бизнеса в обмен на условия для работы и уважение к предпринимателю, к частной собственности и к делу, которое он создал. Быть общественным делателем, правозащитником и оставаться предпринимателем с работающим бизнесом в нашей среде — сложно, почти невозможно. Свой среди чужих и чужой среди своих.

Что же тогда делать?

Я сейчас скажу странную вещь, но, возможно, надо в этом вопросе брать пример с государства. Внутри любого ведомства полно интриг, взаимных претензий и недовольств. А уж между ведомствами — так и просто часто война не на жизнь, а на смерть. Но против предпринимателей государство идет единым фронтом, защищая честь мундира, все трения остаются внутри. Может, и нам стоит так научиться?

С днем предпринимателя вас, дорогие мои! Увидимся в канале Татулова.соm, ну а закончить хочется уже традиционно цитатой нашего президента «Если мы будем ждать чудес от золотой рыбки, то можем остаться у разбитого корыта».

Источник: thebell.io

Споры с компаниями из недружественных стран: куда движется практика

3 марта АС Кировской области вынес резонансное решение по делу «Свинки Пеппы», где отказал британской компании в иске со ссылкой на ее недружественное происхождение. Стороны приняли эту позицию на вооружение и теперь активно ссылаются на нее в спорах с зарубежными компаниями или фирмами с иностранным участием. Особенно много таких ссылок в делах о нарушении исключительных прав.

Но ими все не ограничивается. Довод о недружественности встречается даже в делах о банкротстве. Один управляющий, к примеру, использовал его, чтобы исключить кредитора из реестра.

28 февраля 2022 года президент Владимир Путин подписал указ № 79 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций». Документ по большей части касается валютных операций российских резидентов.

3 марта АС Кировской области опубликовал решение по иску Entertainment One UK Ltd. — правообладателя популярного мультсериала «Свинка Пеппа» и связанных с ним брендов и образов — к предпринимателю Ивану Кожевникову (№ А28-11930/2021). Британская компания пыталась взыскать с предпринимателя компенсацию за нарушение исключительных прав, но суд отказал ей в иске, сославшись в числе прочего на 79-й указ.

«В конце февраля — начале марта 2022 года странами Запада, в том числе Великобританией, приняты ограничительные (политические и экономические) меры против РФ, юридических и физических лиц, а также высших должностных лиц РФ», — напомнил судья Андрей Славинский.

После этого он сослался на издание 28 февраля 79-го указа, не дав документу никакой оценки. А после упомянул ст. 10 ГК («Пределы осуществления гражданских прав»). Согласно этой норме, не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае нарушения этого требования суд отказывает лицу в защите его права полностью или частично.

«С учетом введения ограничительных мер в отношении РФ и статуса истца (местом нахождения истца является Великобритания) суд расценивает действия истца как злоупотребление правом, что является самостоятельным основанием для отказа в иске», — говорится в решении. Entertainment One UK Ltd. уже его обжаловало. Заседание 2-го ААС запланировано на 18 мая.

Это дело вызвало большой резонанс в юридическом сообществе. Мы с помощью Caselook проанализировали другие споры, в решениях по которым упоминается недружественное происхождение оппонента со ссылкой на 79-й указ либо в качестве довода стороны, либо в качестве аргумента арбитражного суда. Всего с 28 февраля по 22 апреля таких разбирательств, не считая дела «Свинки Пеппы», набралось 32. О самых интересных из них мы рассказываем ниже.

Нарушение исключительных прав: позиции разные

Большая часть из найденных нами споров, как и дело «Свинки Пеппы», касается взыскания компенсации за нарушение исключительных прав. Таких разбирательств было 11. Но только в одном из них суд пришел к тем же выводам, что и АС Кировской области.

Речь идет о деле № А84-453/2022, который в порядке упрощенного производства рассмотрел АС Севастополя (решение принято 13 апреля, информации о его обжаловании в КАД нет). Разбирательство инициировала американская ABRO Industries Inc. в лице своего представителя на территории РФ ООО «Автобибика». ABRO — производитель средств по уходу за автомобилями и правообладатель соответствующих товарных знаков.

Компания пыталась взыскать с предпринимателя Александра Якушева компенсацию за нарушение исключительных прав: бизнесмен продавал силиконовую смазку ABRO MASTERS без разрешения ABRO Industries Inc. Судья Алексей Смоляков подтвердил, что использовать чужой товарный знак без разрешения правообладателя незаконно, но затем указал на американское происхождение ABRO Industries Inc. и отказал в иске. Суд повторил доводы АС Кировской области из дела «Свинки Пеппы», включая ссылки на 79-й указ и ст. 10 ГК.

При этом АС Севастополя несколько расширил заключительный вывод: «С учетом введения ограничительных мер в отношении РФ и статуса истца (местом нахождения является США) суд расценивает его действия, направленные на получение материальной компенсации в отсутствие возможности получения аналогичных компенсаций резидентами РФ на территории США, <. >как злоупотребление правом, что является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Впрочем, подобный подход на сегодня скорее исключение, чем правило. В оставшихся 10 спорах суды отклонили ссылки сторон на происхождение оппонента.

Так было, например, в деле № А71-16163/2021. Этот спор о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав инициировала все та же Entertainment One UK Ltd. Ответчик — предпринимательница Рауфа Кустарникова — указывала на недружественное происхождение истца, но АС Удмуртской Республики этот аргумент проигнорировал и удовлетворил иск британской компании. Мотивированное решение датировано 8 апреля, информации о его обжаловании в КАД нет.

Если АС Удмуртской Республики не стал давать оценку доводу о недружественном происхождении истца, то АС Томской области в деле № А67-988/2022 последовательно объяснил, почему подобная ссылка, по его мнению, необоснована. Иск о взыскании компенсации подала американская MGA Entertainment Inc., которая, в частности, производит куклы L.O.L. и владеет правами на соответствующие товарные знаки и произведения изобразительного искусства. Ответчиком по делу была предпринимательница Светлана Литосова. В отзыве на иск женщина ссылалась на 79-й указ, а еще, по всей видимости, на решение АС Кировской области по делу «Свинки Пеппы».

АС Томской области, отклоняя доводы Литосовой, отметил, что 79-й указ не содержит нормы, которые ограничивали бы охрану исключительных прав иностранных компаний, или других положений, которые регулируют отношения в сфере интеллектуальной собственности.

РФ и США все еще остаются участниками Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений и Протокола от 1989 года к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков со всеми правами и обязанностями, подчеркнул суд.

Решение же АС Кировской области по делу «Свинки Пеппы» не считается преюдициальным судебным актом для настоящего спора, указал АС Томской области и удовлетворил иск MGA Entertainment Inc. Решение принято в порядке упрощенного производства, Литосова уже подала апелляционную жалобу.

На то, что 79-й указ не регулирует отношения в сфере интеллектуальной собственности, обратил внимание и АС Кемеровской области в деле № А27-10992/2021. В этом споре «Российское авторское общество» взыскивало с ООО «Сибсвязьинформ» (радиоканал «Радио-Любовь») компенсацию за нарушение исключительных прав на произведения: песни «Don’t Be So Shy» Имани, «Kisses Back» Мэттью Кома, «Nentori» Арилены Ара и другие — для последующей выплаты правообладателям. «Сибсвязьинформ» среди прочего попытался сослаться на 79-й указ, но суд этот довод отклонил.

Он напомнил, что, согласно ч. 3 ст. 62 Конституции, иностранные граждане пользуются в России правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных федеральными законами или международными договорами РФ.

79-й указ определяет порядок продажи, оборота валюты, акций ПАО, а также право кредитных организаций на открытие банковского счета и перевода денег физлиц в условиях санкций, заметил судья Олег Засухин.

Этот документ не относится к федеральным законам или международным договорам РФ, не содержит норм, которые ограничивали бы охрану исключительных прав иностранных компаний или иных норм, которые регулировали бы отношения в сфере интеллектуальной собственности. Ни США, ни РФ не вводили взаимные либо точечные санкции в части использования объектов интеллектуальной собственности, напомнил суд и удовлетворил иск. Решение принято 11 апреля, информации о его обжаловании в КАД нет.

Дело «Свинки Пеппы» уже стало своеобразным юридическим мемом, но, как следовало ожидать, им пока и остается.

Анастасия Тараданкина, партнер КА Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании ×

По большей части суды все же не смешивают право с политикой, продолжая рассматривать дела в соответствии с нормами ГК и положениями международных конвенций, замечает Тараданкина.

Скорее всего, так будет и дальше, добавляет Екатерина Смирнова, партнер и руководитель Санкт-Петербургского офиса Semenov Pevzner Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) × По ее словам, отдельные казусы, наверное, продолжат встречаться в практике, но общим правилом подход АС Кировской области навряд ли станет. Ведь реализацию права на судебную защиту нельзя рассматривать как злоупотребление правом, подчеркивает Смирнова.

Административка: однозначный подход

Если по спорам о взыскании компенсаций за нарушение исключительных прав можно встретить разные подходы, то в делах о привлечении к административной ответственности за незаконное использование средств индивидуализации (ст. 14.10 КоАП) суды единодушны: ссылки на 79-й указ в таких делах несостоятельны.

Например, в деле № А52-875/2022 АС Псковской области привлек к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.10 предпринимателя Владислава Куницина за то, что он незаконно использовал товарные знаки швейцарских Philip Morris Brands Sarl и Philip Morris Products S.A. Как установил суд, бизнесмен продавал сигареты с товарными знаками Marlboro и Lhttps://pravo.ru/story/240588/» target=»_blank»]pravo.ru[/mask_link]

Государственное регулирование экономики

Под регулированием любой из систем понимается комплекс из действий, способов, управленческих решений, применяемых для корректировки данной системы. В разное время своего различия, различные типы экономических систем либо строились полностью полагаясь на государственное регулирование, либо полностью отрицали роль государства в экономическом развитии. Современные реалии говорят о том, что в некоторых сферах и областях данный инструмент является обязательным, но не отрицает существование частного бизнеса и партнерства с ним.

Государственное регулирование экономики

Государственное регулирование экономики – определение термина

Государственное регулирование экономики (ГРЭ) — комплекс из действий, способов, управленческих решений, применяемых для приведения экономической системы в нужное состояние. Осуществляется ГРЭ путем воздействия на ценообразование, социальную сферу, эмиссионную политику, бюджетную политику, иные экономические показатели.

Жесткое ГРЭ присуще административному (командному) типу экономических систем, характеризующемуся плановыми показателями, централизацией, монополией на ресурсы и директивным установлением цен.

Факторинг для малого и среднего бизнеса
СберБанк, Лиц. № 1481

Факторинг для малого и среднего бизнеса

от 100 тыс
Получить кредит

Для модели рыночной экономики присущи снижение регулирующей функции государства, она основана на праве частной собственности, рыночном ценообразовании и конкуренции.

Однако, приведение экономической модели к рыночному типу может характеризоваться шоковой терапией, резкими изменениями, иными негативными процессами. Также следует признать, что существуют изначально неприбыльные отрасли, но необходимые для экономики. В данной ситуации, возникает необходимость ГРЭ даже при рыночной модели.

Роль государства в экономике

Роль государства в экономике определяется следующими направлениями:

  • создание нормативно-правовых актов, регулирующих экономические, политические, социальные процессы;
  • проведение антимонопольного регулирования, что создает условия здоровой конкуренции между производителями и улучшает качество товаров и услуг;
  • распределение дохода путем регулирования налогообложения и выплат социальных пособий (пенсии, стипендии, декретные, больничные и пр.);
  • развитие научной деятельности;
  • контроль за использованием возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов, недр;
  • регулирование отраслевой структуры экономики;
  • проведение сдерживающей либо стимулирующей экономической политики;
  • контроль за важнейшими социально-экономическими показателями;
  • производство общественно необходимых благ.

На любые бизнес-цели без залога
Альфа-Банк, Лиц. № 1326

На любые бизнес-цели без залога

до 150 млн
Получить кредит

Государственное регулирование экономики – цель, принципы и методы

Целью ГРЭ является обеспечение стабильного функционирования экономической системы в переходном периоде путем принятия определенных мер. Это могут быть меры законодательные, контрольные и иные. Они призваны помочь экономике приспособиться к изменяющимся условиям функционирования. Меры направляются на регулирование ресурсной базы, процесса производства, финансовых потоков.

Меры ГРЭ могут приниматься как на уровне федерации, так и локально.

Государственное регулирование экономики – цель, принципы и методы

Принципами ГРЭ являются:

  • Применять рыночные инструменты регулирования при наличии возможности их применения. Т.е. при прочих равных условиях, давать бизнесу возможности роста и развития, но при необходимости финансировать отрасли, непривлекательные для бизнеса.
  • Строить отношения с частным бизнесом на принципах государственно-частного партнёрства, исключая монополизацию отраслей и организаций.
  • Мероприятия ГРЭ должны быть направлены на поддержание стабильности экономического развития.
  • Осуществлять более жесткое ГРЭ в кризисные периоды, а также жестко контролировать сферу международных экономическо-политических отношений.
  • Обеспечение защищенности уязвимых групп населения путем перераспределения доходов.

Прямые методы ГРЭ характерны административной экономической модели, и предполагают директивные планы, ограничения, запретительные меры, обязательные к исполнению.

Косвенные методы характерны рыночной модели экономического развития, и задают только индикативные параметры («рамочные» условия). Они носят стимулирующий характер.

Воздействие различными методами с целью регулирования осуществляется на бюджетную политику, эмиссию денежных средств, распределение ресурсов.

Источник: bankiros.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Бизнес для женщин