Когда в СССР разрешили бизнес

Бизнес по-советски? Бизнеса в советское время не было за исключением непродолжительного периода нэпа. И только в годы перестройки появились первые ростки предпринимательства, давшие обильные всходы уже в новой России. Это мнение и, вместе с тем, расхожее заблуждение, можно встретить довольно часто.

Действительно, в «доперестроечном» УК РСФСР имелась статья 153 «Частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество». К слову, по ней были осуждены такие персоны как известный олигарх Владимир Гусинский. Не избежали сей участи и многие деятели искусства. Так, популярный киноактер Борис Сичкин – исполнитель роли Бубы Касторского в культовом кинофильме «Неуловимые мстители» – именно по причине уголовного преследования эмигрировал в США.

Каралась и спекуляция – перепродажа товара с целью наживы. Советские ПДД запрещали «использовать автомобиль в целях наживы». Это, так сказать, де-юре… А де-факто? Де-факто, все это, конечно же, было, было, было…

Нэп после нэпа

Но… тем не менее бизнес в СССР существовал и вполне легально. Причем отнюдь не в годы хрущевской оттепели, когда, напротив, на предприимчивых граждан начались гонения, как и на колхозников, «излишне» занимающихся своими приусадебными участками.

Согласно советским (да и нынешним) учебникам истории Новая экономическая политика, провозглашенная Лениным в 1921 году, была свернута к 1929 году, когда Сталин взял курс на индустриализацию и коллективизацию. Все это так, да не совсем. Отдельные элементы нэповских рыночных отношений сохранялись все годы сталинского правления и были выкорчеваны спустя почти три десятилетия после того как, по выражению того же Сталина, произошло «отбрасывание нэпа к черту».

Да, это может показаться удивительным, но в сталинское время закон допускал частное предпринимательство. Кустари — одиночки, зубные врачи, машинистки, часовщики… Представители мелкобуржуазных профессий состояли на учете и контроле у фининспектора и если платили налоги, то спали спокойно. Как правило, фининспектор или «финн», как его называли, был один на район.

Другим островком рыночной экономики были артели – старинная русская форма организации производства в самых разных отраслях. Плюс промкооперация.

В артелях работало до двух миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР. Артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки.

Здесь действовала собственная пенсионная система. Артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

Артелям доверяли даже оборонный заказ! В осажденном блокадном Ленинграде автоматы Судаева производились в артелях. В некоторых артелях выпускали и знаменитые ППШ.

Оттепель

Хрущевская оттепель стала закатом артелей и промкооперации.

Был провозглашен лозунг: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Бизнес по-советски или не по-советски не был включен в список добродетельных занятий гражданина СССР. Артели и кустари в добровольно-принудительном порядке входили в состав государственных предприятий. Но их дело… не пропало. В какой-то мере нелегальными последователями можно считать цеховиков, шабашников и прочих ловкачей, стремившихся крутиться, играя в орлянку с суровым советским законом.

Расцвет цехового движения пришелся на 70-80-е годы, когда, по мысли Хрущева и идеологов КПСС, советские люди вот-вот должны были приблизиться к коммунизму. Однако приближались, как ни странно, к капитализму… Особенно в республиках Закавказья.

В это время американские исследователи по итогам социологических изысканий в эмигрантской среде пришли к выводу, что «частные» доходы, то есть полученные не от государства, составляли от 28 до 33% всех доходов советских домохозяйств. В теневом секторе было занято до 10-12% всей рабочей силы: бригады шабашников, репетиторы, сдача квартир, продажа товаров с черного хода и многое другое. В Ленинграде популярным и знаменитым видом бизнеса, которым были охвачены пионеры и комсомольцы, стала фарцовка. Черные рынки бытовали даже в школах, техникумах и ПТУ.

На изломе

Горбачевская перестройка начиналась с лозунга «Больше демократии, больше социализма!» Поэтому решено было искоренить нетрудовые доходы, окончательно «раздавить гадину» нелегального частного предпринимательства.

Всесоюзная кампания усиления борьбы с нетрудовыми доходами началась 15 мая 1986 года, но… уже 19 ноября того же года был принят закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности». Такая «последовательность» до сих пор вызывает недоумение у историков, а в то время она служила предметом шуток, в частности в возрожденном КВН.

В общем разрешили! Был дан старт новым рыночным отношениям. Затем грянуло кооперативное движение и курс на построение откровенного капитализма. Вскоре появилось понятие свободно-конвертируемая валюта (СКВ), зарождался банковский сектор и… рэкет .

С принятием закона об ИТД начались разительные перемены: в Ленинграде возле каждой станции метро возникли рынки, где предприимчивые граждане «народные умельцы» продавали свои поделки. Чего там только не было: от искусно сплетенных корзин до оловянных солдатиков… Были и нелегальные рынки – толкучки – в Девяткино и Озерах, где собирались в основном меломаны. Милиция периодически проводила облавы, но уже как-то вяло. «Толпа» в Озерках сама собой прекратила существование году в 1993-м, когда расцвели ларьки и магазинчики, в том числе и с «музыкой» на любой вкус.

Все это говорит о том, что народную инициативу, предприимчивость не вытравили многие десятилетия отрицания любых проявлений «капитализма». Так, может быть, все дело даже не в стремлении к пресловутой наживе, но в присущем изначально некоторым людям чувстве хозяина, кузница своего счастья? Сегодня для этого масса возможностей даже несмотря на бюрократические и иные препоны. Так почему бы не попробовать?!

Советские челноки

Челночество родилось отнюдь не в лихие 90-е. Зародилось оно, наверное, в начале 60-х годов XX века и имело… внутренний характер. Тогда на «северах» зарабатывали хорошие деньги. Вместе с тем там был дефицит товаров, в том числе одежды. Но отрубив вахту, домой хотелось вернуться в приличной одежде, а не в телогрейке.

И предприимчивые советские челноки мотались с тюками одежды на всенародные стройки, где продавали ее в три дорога богатым работягам.

Источник: author.today

Юридическая социальная сеть

РейтингРейтингРейтингРейтинг Рейтинг2.2М

Подписаться
13 251 677
Актуальные темы
Публикации
Вопрос дня

Техническая поддержка 9111.ru
Юридическая публикация
Астрология
Государство
Жалоба на действия или бездействие

Мнение о специалистах и организациях
Образ жизни
Образование
Отзывы о товарах и услугах
Светская жизнь
Технологии
Курьёзные вопросы
Социальные сети

Законы и кодексы
Сообщества
Автор публикации
Копирайтер Алексей Васильевич Подписчиков: 4981

РейтингРейтингРейтингРейтинг Рейтинг2.2М

Был ли разрешен частный бизнес в СССР?

40 просмотров
10 дочитываний
0 комментариев
На сегодня эта публикация уже заработала 0,45 рублей за дочитывания Зарабатывать

  • Как стране, которая презирала частную торговлю и частную собственность, удалось обеспечить миллионы людей всем необходимым? Правда ли, что частного бизнеса как такового в СССР не существовало? Итак, кто же тогда стоял за многочисленными небольшими магазинами, киосками, ателье, парикмахерскими и другими мелкими предприятиями? Мы рассмотрим, как частный бизнес продолжал функционировать при коммунистической системе.
  • Обсуждение

Как стране, которая презирала частную торговлю и частную собственность, удалось обеспечить миллионы людей всем необходимым? Правда ли, что частного бизнеса как такового в СССР не существовало? Итак, кто же тогда стоял за многочисленными небольшими магазинами, киосками, ателье, парикмахерскими и другими мелкими предприятиями? Мы рассмотрим, как частный бизнес продолжал функционировать при коммунистической системе.

В России всегда были торговцы: в городах они были лавочниками и торговцами, в то время как в деревнях их называли коробейниками (“коробейниками”), потому что они продавали товары «с короба» («лоток’, ‘коробка’). Однако революция 1917 года на некоторое время положила конец частной торговле. Большевики объявили предпринимателей всех типов пережитком буржуазной системы, против которой они так яростно боролись. Однако запрет продлился недолго.

Читайте также:  Определить тип субъекта бизнеса

Возможно ли было иметь частный бизнес в СССР?

Популярный миф о том, что частная торговля была полностью запрещена Коммунистической партией, верен лишь частично. Если посмотреть на весь 69-летний период советской истории, то оказывается, что даже при большевистском режиме у предпринимателей был свой “золотой век”. И это произошло вскоре после установления коммунистической системы.

Николай Петров / ТАСС

Измученная революциями и гражданской войной, Советская Россия столкнулась с промышленным кризисом, голодом, безработицей и преступностью. Было решено вывести страну из разрухи с помощью реформ, известных как «Новая экономическая политика» (НЭП). Это не только позволяло частным предприятиям работать, но также предоставляло налоговые льготы и льготы. Властям пришлось на время забыть об идеологических противоречиях, чтобы быстро оживить экономику и не дать народу восстать против них.

Например, фермер теперь мог продать любое зерно, оставшееся после уплаты причитающегося налога. Это был сильный стимул производить больше.

MAMM / MDF / Россия на фото

Также был отменен декрет о полной национализации промышленности: отныне частный предприниматель мог владеть малыми предприятиями, привлекать иностранный капитал, арендовать крупные предприятия у государства или сдавать в аренду государству свои собственные мощности. Предприниматель мог нанять до 100 сотрудников.

И вместо оплаты натурой рабочим снова платили реальными деньгами. Чтобы сделать это возможным, большевики даже восстановили банковскую систему. Практика безналичного бартерного обмена между городом и деревней также уступила место рыночным отношениям. Так называемые «нэповцы» активно перепродавали сельскохозяйственную продукцию в городах и промышленные товары в сельской местности.

Кроме того, многие ремесленники объединили свои усилия для создания артелей (объединений ремесленников). Артели были движущей силой экономики на протяжении многих лет.

Что представляли собой артели?

Артели были объединениями отдельных ремесленников, которые стремились совместными усилиями завоевать большую долю рынка. “Артели в то время создавались энтузиастами и людьми, привлеченными запахом денег. И новые власти поощряли такие предприятия, потому что они насыщали страну товарами и услугами и давали работу людям, которым было бы нелегко получить работу в государственной организации ”, — говорит Александр Хрисанов, исследователь, специализирующийся на советской промышленности.

Имущество артелей было объединено. “Если, скажем, артель была создана группой плотников, каждый принес бы свою пилу и молоток. Если требовалось более сложное оборудование, его покупали за счет банковских кредитов. Заработанные деньги распределялись на общем собрании, и потолка заработка не было ”, — объясняет Хрисанов.

Для частных предпринимателей все закончилось 11 октября 1931 года декретом, который запретил частную торговлю. Но артели не подпадали под действие указа.

Кто отвечал за бизнес в СССР?

В конце 1920-х годов в стране была объявлена политика индустриализации — развития промышленных предприятий. Растущий капитал частных предпринимателей к настоящему времени скорее вредил, чем приносил пользу уже прочно установившейся советской системе. Что касается артелей, то они вписывались в курс на социализм. Итак, государство решило взять их под свой контроль.

Анатолий Гаранин/Sputnik

“Все артели были обязаны вступать в отраслевые торговые ассоциации, представлять свои балансы и платить своим работникам по стандартным ставкам заработной платы. Для создания комсомольских и партийных организаций требовались артели с большой рабочей силой”, — говорит Хрисанов. Такими артелями управляли люди со стороны — чиновники из политико-административной номенклатуры.

Аркадий Шайхет / ТАСС

К началу 1950-х годов в СССР насчитывалось 12 660 производственных артелей. Но никто не стал бы заходить так далеко, чтобы называть их членов бизнесменами. Государство устанавливало цены на товары, которые производили артели, и навязывало им планы производства, диктуя, что они должны производить и в каких количествах. Например, в 1941 году партия постановила, что продукция артелей не должна быть более чем на 10 процентов дороже сопоставимых товаров государственного производства. А в военное время было целых шесть постановлений, определяющих, сколько должны стоить деревянные ложки, которые артели изготавливали для армии.

Что случилось с самыми успешными предприятиями?

По новым правилам многие артели закрылись, а наиболее успешные кооперативы советские власти превратили в государственные предприятия. “В 1930-1940-е годы артели выживали только там, где партия и правительство разрешали им работать”, — говорит Хрисанов. “Были сектора, в которых было бы нежизнеспособно создавать государственные организации. Например, артели гардеробщиков оказывали услуги театрам. И были также случаи, когда государство создавало целые заводы по модели артели ”.

Александр Бродский/Sputnik

Эти артели выпускали большое количество товаров, в том числе технологически сложных изделий. Например, завод «Радист», производивший советские телевизоры, имел артельное прошлое. Или возьмем артель «Примус», которая производила штурмовые винтовки для фронта — в 1944 году она была преобразована в фабрику и стала полностью государственной.

В годы войны члены артели снабжали фронт: они шили армейские шинели, защитные чехлы для самолетов, боеприпасы и товары народного потребления для тыла. Все они, по сути, были подчинены системе государственного заказа, обслуживали социальную сферу и участвовали в основных “строительных проектах коммунизма”. Они перечисляли 60 процентов своей прибыли государству в виде налогов, а оставшиеся 40 процентов “реинвестировали” в расширение собственных производственных мощностей, предоставление премий своим работникам и улучшение условий их жизни.

Когда в СССР была запрещена любая предпринимательская деятельность?

Но даже успешные артели сталкивались с большими проблемами. Бюрократы, отвечающие за управление экономикой, рассматривали их как “козлов отпущения”. Кооперативы обычно подвергались критике — либо за невыполнение государственных задач, либо за некачественную работу, либо за нежелание учитывать государственные интересы. И время от времени им намеренно усложняли жизнь.

Б. Колесников / Sputnik

Вот описание того, каково было работать в швейной артели: “Моя бабушка стала бухгалтером в швейной артели в конце 1940-х годов, и она много раз описывала, на что им придется пойти, чтобы получить ткани, нитки и шерсть. Государство выделяло артелям дефицитное сырье по принципу «все, что осталось». Таким образом, некоторые материалы, часто украденные, были куплены неофициально за наличные. Артели зарабатывали деньги, продавая неучтенную продукцию (товары, забракованные как бракованные и списанные) на черном рынке. И время от времени руководителей артелей сажали в тюрьму за этот ”частный бизнес»», — вспоминает Хрисанов.

В конце концов возобладало мнение, что в распоряжении артелей было слишком много средств. В 1960 году все оставшиеся кооперативы (то есть те, которые еще не были национализированы) были запрещены, за исключением тех, которые были созданы рабочими-инвалидами или золотоискателями. Затем в СССР наступили застой и дефицит — и это было, отчасти, следствием разрушения артелей, поскольку было разрушено большое количество цепочек поставок. С этого момента в стране остался только один бизнесмен — государственный.

Когда частный бизнес снова стал легальным?

В 1980-х годах, в эпоху перестройки, на улицах появились фарцовщики: это были молодые люди, которые обменивали советскую водку, икру и другие товары у иностранцев на иностранные товары (сигареты, значки, ручки, зажигалки, музыкальные пластинки, джинсы и т. Д.). Они продавали последнее неофициально с большой наценкой советскому населению. Фарцовщики часто зарабатывали за неделю больше, чем их родители за месяц. Этот неофициальный бизнес стал возможен благодаря частичному снятию Железного занавеса, хотя и оставался незаконным.

Николай Никитин / ТАСС

В 1986 году был принят закон, позволяющий людям получать параллельный доход в свободное от основной работы время. Но эти доходы должны были основываться “исключительно на личном труде граждан и их семей”. Это сделало возможным репетиторство и частные такси в Советском Союзе. В то же время члены кооперативов по-прежнему считались классовыми врагами. И только 26 мая 1988 года был принят закон, разрешающий кооперативам заниматься любой деятельностью, которая не была незаконной, включая торговлю.

Читайте также:  Пункт приема металла как бизнес

Источник: www.9111.ru

Частное предпринимательство сталинской эпохи

О Советском Союзе, особенно о сталинском периоде, было создано множество «чёрных мифов», один таких из «чёрных мифов» — это миф о «тотальном огосударствлении экономики» при Сталине. Однако это явная ложь или простое незнание истории. Именно при Сталине существовала возможность заниматься легальным предпринимательством.

Свобода, равенство и братство.

Во времена Сталина при жизни одного поколения наша страна создала уникальную цивилизацию, основанную на принципах свободы, равенства и братства людей.
Благодаря этому Россия дважды буквально восставала из руин и показала всему миру реальную альтернативу капиталистическому миру, основанному на жажде наживы и корысти, эксплуатации низменных пороков людей.
Одним из ключевых элементов новой сталинской экономической модели было развитие внутреннего рынка за счёт развития предпринимательства, которое в форме производственных и промысловых артелей – всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.
По сути именно Сталин сформировал и вырастил эффективно работающую систему предпринимательства – честного, производственного, а не спекулятивно-ростовщического.
К 1953 году в СССР было 114 000 частных артелей, мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности.
На них работало около 2 миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР. Артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки.
В предпринимательском секторе экономики при Сталине работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и 2 научно-исследовательских института.
В рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система. Артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.
Производственные артели производили как простейшие, наиболее необходимые в быту вещи, так и высокотехнологичные изделия.

Первенцы

До войны артель «Радист» выпустила около 2000 моделей телевизора «17ТН-1».
Первые советские ламповые приёмники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпустила московская артель «Радист».

Телевизор Т1 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Телевизор Т2 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Артель «Фото-Труд»(отделение «фирма ЭФТЭ», позже отдельная артель «Арфо») выпускала первые советские серийные фотоаппараты.

Детекторный приёмник «Комсомолец» артели «РадиоФронт»
Промысловая кооперация Ленинграда и области освоила выпуск десятков видов новых изделий. «Артель имени 10-летия промкооперации» начала изготовлять складные женские зонтики. В сложенном виде такой зонт умещается в портфеле.
Артели «Галантерейщик», «Промпуговица» и «Галалит» выпускали пуговицы, пряжки, брошки из небьющегося стекла, акрилата, производство «бак-гейзеров» (приспособление для механической стирки белья дома).

Артель «Граммофон» сконструировала и производила портативные патефоны.

Колхозные рынки

Особую роль при Сталине играли и колхозные рынки. Они тоже были в ведении местных властей. И сборы за торговлю устанавливались местными советами народных депутатов. Например, в Первоуральске в последние предвоенные месяцы, если человек торговал с оборудованного места (т.е. имелся стол), то с него вообще не брали никакого налога. Не взимался налог, если граждане продавали яйца, молоко, масло и т.п. даже не с оборудованного места, а прямо с телеги.
Причём кустарей и крестьян – единоличников – в стране к началу войны было ещё очень много. Накануне войны в СССР насчитывалось более 3,5 млн. хозяйств единоличников.
Кустари и артели в одном только Первоуральске производили массу самых разнообразных предметов: шили полушубки, катали валенки, ткали платки, изготавливали кровати, столы, квас, овощные консервы, телеги, лыжи, лопаты, скип@$&р, гвозди, глиняные горшки, напильники, ложки, вилки, пряники, колбасу, холодные копчения и многое другое.

«Помощь на высшем уровне»

В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях, на два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием – единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13% (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).
А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырьё, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна.

В Великую Отечественную

Например, артель имени Володарского начала заниматься сборкой ружей из комплектующих производства ТОЗа. Артель “Искра” из стальной проволоки начинает делать воздушные противосамолётные заградительные сети, которые поднимаются аэростатами над Москвой и Ленинградом. Лесозаводцы строят временные деревянные помещения, в них устанавливают станки, поступившие с эвакуированных с Украины лесозаводов. Изготовляют ящики для патронов и снарядов. Когда комсомольцы Шарканского и Воткинского районов призвали на собранные и заработанные средства создать комсомольский противотанковый артдивизион, сарапульские комсомольцы в артели “Гарантия” для него подготовили всю упряжь лошадей, швейники пошили обмундирование, обувщики снабдили добротными сапогами бойцов.
В осаждённом Ленинграде, например, знаменитые автоматы Судаева делались в артелях. А это значит, что артели располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокой технологией.

Помощь фронту

В многотомном издании документов НКВД периода Великой Отечественной войны можно найти рапорт старшего майора (было такое звание) НКВД о состоянии дел на заводе, выпускающем артиллерийские снаряды. Рапорт чисто статистический, столько-то тысяч готовых снарядов на складах, столько-то тысяч – в процессе производства, материалов для производства снарядов – столько-то, на такой-то период работы. Всё понятно, рутинно, но неожиданным является то, кому принадлежало производство – производственной артели! А ведь речь шла о выпуске десятков тысяч снарядов, мощном производстве!

От гробов до мебели и радиооборудования

Радиоприемник РИС-35 артели «Радист»
И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 41-м году, особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны. В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей.
Например, Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» — у неё уже крупное производство мебели и радиооборудования.
Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой.
Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила её три с половиной тысячи тонн, став крупным производством.
Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944 г., сразу после освобождения Гатчины, делала гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы.
И таких артельных предприятий было десятки тысяч.

Дефицита нет

Одной из самых заметных черт брежневского социализма был постоянный дефицит товаров широкого потребления. Причина дефицита в брежневские годы общеизвестна: советская промышленность того времени являлась государственной, плановой и гибко реагировать на изменения спроса была не способна. Все промтовары, которые продавались в СССР, были изготовлены либо госпромышленностью СССР, либо ввезены из-за границы.
В сталинский период времени ситуация была совершенно иной. В стране трудились десятки тысячи промкооперативов, сотни тысяч кустарей. Все производственные артели и кустари относились не к государственной, а к так называемой «местной промышленности».
Если в брежневские времена, например, в некоем городке не хватало конфет, то, чтобы удовлетворить спрос, нужно было вносить изменения в пятилетние планы. В сталинском СССР вопрос решался самостоятельно, на местном уровне. Через месяц город бы заполнили торговцы, изготавливающие конфеты кустарным способом, а через два месяца к ним присоединились бы производственные артели.

Читайте также:  Инструкция Сбербанк бизнес для юридических лиц

После войны

Во время послевоенного восстановления страны развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Многим руководителям, особенно фронтовикам, поручалось организовывать артели в различных населенных пунктах. В воспоминаниях об отце, руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике, написано так:
Ему поручили организовать артель в небольшом поселке, где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорождённой артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать.

Оказалось, что у одного есть телега с лошадью – он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор – устройство для газирования воды – и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе. Вот так, с миру по нитке, начинали производство лимонада.

Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паёв – в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией – и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать – артель росла и развивалась.
А через несколько лет её председатель за ударный труд был награждён орденом и на районной доске почёта красовался – оказывается, при Сталине не делалась разница между теми, кто трудился на государственных и артельных предприятиях, всякий труд был почётен, и в законодательстве о правах, о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации».

С горячим сердцем, чистыми руками и светлой головой!

Вот как развивалось предпринимательство при Сталине. Предпринимательство настоящее, производительное, а не спекулятивное. Предпринимательство со светлой головой и трудовыми руками, которое открывало полный простор инициативе и творчеству, и которое делало экономику сильнее, шло на пользу стране и народу. Предпринимательство, которое находилось под опекой и защитой государства – о таких реалиях «демократии», как рэкет, «крышевание», коррупция, в сталинские времена и не слыхал никто.
Сталин и его команда выступали против попыток огосударствления предпринимательского сектора. Во всесоюзной экономической дискуссии в 1951 году Д.Т. Шепилов и А.Н. Косыгин отстаивали и приусадебное хозяйство колхозников, которое достигало размеров 1 га и свободу артельного предпринимательства. Об этом же писал Сталин в своей последней – 1952 года – работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым.

В 1956 году Хрущёв постановил к 1960 г. полностью передать государству все артельные предприятия. Исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов, причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией.
Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» – Ремонтно-механическим заводом, «Красный партизан» — Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, а в сельской местности — за символическую плату.
Собственность артелей, созданная и накопленная в советское время, в полном соответствии со справедливыми законами, собственность материальная, трудовая, не бумажные «ваучеры», «акции» и прочие бумажонки, являющиеся средствами и инструментами обмана и присвоения, а собственность в виде станков, машин и помещений, которые зачастую собственноручно строились артельщиками – это собственность честная. Это собственность, которая служит не эксплуатации одного человека другим, а созиданию благ для всех – и её отнимать, как отнял Хрущев, было нельзя.

Причины развития артелей в СССР.

Сталин прекрасно понимал, что в СССР был государственный капитализм, в котором единственным работодателем являлся государственный аппарат, а всем остальным заниматься наймом рабочей силы для производственных целей было запрещено.
Также он прекрасно понимал, что нравственный уровень населения достаточно низок и если дать людям возможность производственной эксплуатации других людей, то всё вернётся на круги своя, как это было до 1917 года (что мы и получили позднее, в 1991 году). По этой же причине приходилось ограничивать зарплаты управленцев всех уровней, чтобы они не стали превышать уровень зарплат рабочих в десятки и даже сотни раз (как это мы видим сейчас).
Также негативным явлением пирамидальных структур управления с бесправными участниками является скрытый саботаж по принципу «Зачем работать, если можно получать деньги и не работать?». В этом случае руководитель превращается в «лайку», который вынужден гонять своих подчинённых, чтобы получить от них необходимый результат.
Ничего приятного в работе «лайкой» нет. Кроме низкой производительности такой работы (а человек «под пинками» плохо работает), растёт отчуждение «низов» от «верхов» и напряжённость их взаимоотношений. Вы, наверно, обратили внимание, что руководители разного уровня фирм и заводов стараются не ходить в общий туалет с рабочими? А потому, что «чисто случайно» там можно и по голове получить. «Страшно далеки они от народа» — эту фразу В.И. Ленина можно смело применить и к управленцам пирамидальных структур.
По этой причине И.В. Сталин требовал на госпредприятиях по максимуму переводить всех, кого только возможно, на сдельщину. В годовых отчётах директора предприятий непременно указывали процент трудящихся, работающих по сдельной системе оплаты труда.
Отличным способом избежать указанных недостатков госпредприятий, а затем постепенно распространить новую нравственность на всё общество было создание структур, в которых нет бесправных участников – артелей.
Фактически этим продолжалась древнейшая производственная традиция Русской цивилизации: ведь производственные артели (общины) были важнейшей часть хозяйственной жизни русского государства с древнейших времён.
Артельный принцип организации труда существовал на Руси ещё при первых Рюриковичах, видимо, был и раньше. Он известен под разными названиями — ватага, братия, братчина, дружина. Суть всегда одна и та же — работа выполняется группой людей равноправных между собой, каждый из которых может поручиться за всех и все за одного, а организационные вопросы решает выбранный сходом атаман, мастер.
Все члены артели выполняют свою работу, активно взаимодействуют друг с другом.
Отсутствует принцип эксплуатации одного члена артели другим. То есть испокон веков преобладал общинный принцип, характерный для русского менталитета.
Иногда целые селения или общины организовывали общую артель.
Таким образом, при Сталине эта древнейшая русская ячейка общества сохраняла своё значение и занимала определённое и важное место в советской цивилизации.
В отличие от жёстких пирамидальных структур управления при капитализме в артели структуры управления создаются и уничтожаются в зависимости от необходимости. В капиталистических предприятиях человек – это ресурс для чужой ему пирамиды, а в артелях пирамида управления – всего лишь инструмент для взаимодействия людей. Чувствуете разницу?
К сожалению, процесс нравственного оздоровления нашего общества был прерван Хрущёвым, но мы продолжим это благое дело.

Источник: back-in-ussr.com

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Бизнес для женщин