Почему в России тяжело вести бизнес

История, как известно, вещь цикличная, и история бизнеса не исключение. Каждое предприятие проходит стадии от зарождения до стагнации и упадка, который порой заканчивается летальным исходом. BroDude совместно с экспертом по развитию компаний Дмитрием Моториным разобрался, как, выжав все соки из своей компании, не остаться по итогу ни с чем.

Прежде всего давайте определимся с понятийным аппаратом: что такое бизнес вообще?

На мой взгляд, именно этот вопрос является главным для российского предпринимательства. Здесь лежит весь нереализованный потенциал наших компаний и экономики в целом.

Если взять мнение известного бизнесмена Сергея Галицкого, основателя сети «Магнит», который в российских условиях создал и построил достаточно крупную компанию, то определение будет звучать примерно так: бизнес — это непрерывная деятельность, направленная на постоянное увеличение стоимости компании или активов, которыми владеют акционеры, когда-то в этот бизнес и активы вложившиеся.
Эта аксиома совпадает и с теорией капитала Карла Маркса, согласно которой деньги должны производить еще большие деньги, постоянно увеличивая тот самый капитал. Проблема в том, что сегодня ее так и не поняли, как не понимали в течение 70 лет при социализме, ошибочно считая идеи Маркса позапрошлым веком.

Люди, занимающиеся предпринимательством и называющие себя бизнесменами, зачастую таковыми не являются, потому что в результате своей деятельности они реализуют экономические цели и задачи компании, попутно обеспечивая собственные желания и стремления. В этом нет проблемы — так поступает каждый нормальный человек. Грубо говоря, если у владельца в детстве велосипеда не было — ему хочется и квартиру побольше, и машину получше (а лучше две), и жену желательно помоложе.

Однако, когда всё это достигнуто и мечтать больше не о чем, человек теряет интерес к своему делу — начинается конфликт интересов. Компании необходим дальнейший рост, в то время как ее первое лицо всё устраивает. В этот момент начинается стагнация, и если вовремя не принять меры, то компания постепенно просто уходит с рынка, и ее нишу занимают более амбициозные конкуренты. Таких примеров бесконечное множество. Откровенно говоря, в случае когда владелец перестает задумываться о росте и начинает довольствоваться тем, что есть, тут нужно и заканчивать.

Для моих клиентов проводится небольшой тест, на котором задается простой вопрос: «Сколько стоит ваша компания?» Это становится для них настоящим откровением, и вот почему. Дело в том, что в российской бизнес-парадигме никто не собирается продавать свой бизнес, тогда как в общепринятой англо-саксонской конечной целью любого основателя (как зрелой компании, так и стартапа) становится продажа активов по максимально возможной цене. По такой схеме как раз работает бизнесмен Олег Тиньков. Он создает компанию, развивает ее и на пике рыночной стоимости продает, максимально капитализируя все свои затраченные усилия.

Как тогда назвать то, чем занимаются представители малого и среднего предпринимательства?

Когда ты не преследуешь цели ежегодно растить акционерный капитал — это называется ремесленничеством. И я, и Галицкий в том числе придерживаемся этой точки зрения. Ремесло — это такая же коммерческая деятельность, но отличие ее от бизнеса в том, что ремесло зачастую просто невозможно продать. Здесь всё просто.

Все основные функции выполняются одним человеком — он и владелец, и гендиректор, и управляющий. Даже в крупных предприятиях я встречаю такую удивительную ситуацию, когда 80 % выручки генерирует учредитель. В этом случае он, по сути, и есть вся компания.

Получается, принцип единоначалия в бизнесе не работает?

Не совсем. В нормальном бизнесе такие функции строго разделены. Акционеры владеют компанией, менеджеры — управляют. Если в свое время предприятие не отделяется от собственника, то его ждут очень трудные времена.

Иногда ко мне обращаются первые лица компаний за помощью в продаже собственного предприятия, жалуются, что его долго никто не покупает. Сегодня рынок таков, что предложений о продаже компаний больше, чем покупателей на них. Когда мы начинаем разбираться — часто выясняется, что все процессы в компании завязаны на человеке, и продать ее просто физически невозможно, потому что без него она не сможет функционировать.

Беспокоиться об этом нужно вовремя. Когда ты, как основатель, четко видишь истинное определение собственной деятельности, только тогда приходит осознание, что свою компанию ты никогда не продашь, потому что занимаешься ремеслом, а не выстраиванием бизнеса.

Как в таком случае исправить ситуацию?

Занимаясь бизнесом, помимо вложений в идею, необходимо вкладываться в развитие эффективной системы управления, которая позволит снизить зависимость компании от владельца. Варианты такого снижения известны давно — это корпоративное управление (наемные менеджеры, совет директоров либо наблюдательные советы и так далее).

Читайте также:  Выращивание грибов как бизнес в подвале

С точки зрения мировой практики, все компании, занимающие высокие позиции на бирже, как правило, управляются советом директоров. Это единственный способ, который признает сам фондовый рынок. Если у тебя нет поставленного корпоративного управления — пройти на IPO будет невозможно, и никто твой бизнес всерьез воспринимать не будет.

Эффективное управление в первую очередь включает в себя именно создание системы продаж. Продажи и система продаж — две совершенно разные категории. Первым в большинстве компаний занимаются линейные сотрудники. Настройкой второго — первые лица. Разница между ними в компаниях с миллиардными оборотами обычно составляет 5–6 уровней иерархии.

Какие стадии необходимо пройти, чтобы считаться полноправным бизнесменом?

От уровня стартапа, где зарождается идея и строится бизнес-план, до систематизации управления и продаж, где часть полномочий владельца делегируется команде менеджеров, а также непосредственно стадии перехода в категорию бизнесменов, когда решения принимаются согласно критериям выгоды, за счет чего бизнес и будет прирастать.

На этом этапе нужно определить состояние системы управления и уровень ее зависимости от владельца — это первое. Второе: необходимо выявить истинные цели акционеров. Как только им становится «достаточно» — можно сразу сворачиваться. В такие моменты, как правило, и происходит «конфликт интересов» между владельцем и компанией.

Самый распространенный пример — Стив Джобс и Apple. Когда Джобс решил сосредоточиться не на капитализации, а на продуктах — его сразу попросили на выход, чтобы его присутствие в компании не наносило ей финансового вреда.

Капитал всегда должен расти — это аксиома. Если ты занимаешься бизнесом, то не должно быть ни одного года, когда он не развивается. Развитие — это деньги, финансовые показатели. Необязателен рост чистой денежной прибыли (здесь тоже есть множество нюансов), но наличие операционной прибыли — один из признаков здоровья бизнеса.

Что необходимо делать для обеспечения регулярного роста?

Любой менеджмент должен ставить себе задачу ежегодно развиваться — для этого необходимы четко определенные стратегии. Успешность такой стратегии определяется более высокими темпами роста, чем в среднем по отрасли. Только в таком случае можно говорить о качественном развитии.

Если на протяжении длительного периода прибыль компании не увеличивается, а остается на определенном уровне годами — это говорит о том, что управляющий не понимает, что убивает собственное детище, либо понимает, но ничего с этим не делает. Компания развивается соразмерно компетенциям своего владельца: если предприятие остановилось в росте и держится на этом уровне долго, то адекватный владелец понимает, что его ресурса уже не хватает, и начинает привлекать экспертов извне, которые и решают эту проблему. Нужно понимать, что нет промежуточного состояния между ростом и падением. Если нет развития — тут же появляются убытки. Все крупнейшие компании придерживаются именно таких позиций.

Если ты понимаешь, что перестаешь справляться, что происходит тогда?

При нехватке компетенций владелец привлекает профессиональный менеджмент для решения задач по развитию, а сам занимается только такими вопросами, которые на сегодня представляют для него интерес. Впрочем, найти профессиональных управленцев действительно порой сложно. Причем цена зачастую не говорит о качестве и квалификации таких людей. Это тенденции последних 20 лет моей практики.

Многие стартаперы не доходят так далеко при планировании своего предприятия, считая, что если на жизнь хватает, то по большому счету кроме этого ничего и не надо. Это неправильный подход. Необходимо четко определять собственные амбиции и положение на рынке. Современные реалии требуют от бизнесменов понимания: либо ты «съедаешь» конкурента, либо конкурент — тебя.

Только эти два варианта. И очень бы хотелось, чтобы молодой российский бизнес четко это осознавал, без каких-то иллюзий и фантазий.

Источник: brodude.ru

Почему в России так трудно заниматься малым бизнесом?

Вам рассказать о налогах? О том, что наши предприниматели оплачивают ВСЮ социалку своих сотрудников? Такого нигде в мире нет, везде люди сами платят социальные налоги. Из своих зарплат. У нас чУдная таможня.

У нас, если платить все и всем вовремя, то человек малого бизнеса быстро сядет в лужу. Дело даже не во взятках. Просто сама система построена так, что если не использовать уловки, быстрое разорение неизбежно. О банковских кредитах для развития малого бизнеса можно не поминать. Процентами задавят.

Слишком много неправильностей.

Читайте также:  Пошаговая инструкция покупки бизнеса

Вот обещала себе не отвечать на такие вопросы, но снова поддалась.)) Больная тема.

автор вопроса выбрал этот ответ лучшим
в избранное ссылка отблагодарить
МихаилР [18.9K]
Да я в курсе, сам сейчас закрываю предприятие с кучей долгов))) — 9 лет назад
Роксолана Рокс [16.8K]

Бог миловал. Я использую законные уловки, чтобы облегчить работу своему директору. Но вот это и раздражает, что вместо того, чтобы тратить время дельно, честному человеку приходится совершать чудеса изворотливости, чтобы и законность соблюсти, и налоговую ублажить, и самому по миру не пойти. — 9 лет назад

комментировать
9 лет назад

Основная причина — экономическая. Приватизация привела к неравенству и разным условиям для тех, кто смог прихватить предприятия и тех, кто создает с нуля новое производство. Огромные деньги у одних и грабительские кредиты для других. Простой пример. Не секрет, что торговлей начинали многие предприниматели и самые успешные начинали развиваться и расширять бизнес.

Пришли люди с большими деньгами и поставили гипермаркеты. Торговля малых предпринимателей умерла, кое-какая еще чуть теплится. Если глава администрации района хотел бы развития предпринимательства, наверное можно было что-то сделать, но ему удобнее работать с одним крупным налогоплательщиком, чем с сотней мелких, а перспективы его мало волнуют и чем будут заняты люди тоже. Это пример , но принцип недальновидности и какого-то временщичества понятен.

комментировать
в избранное ссылка отблагодарить
FinnZ [79.8K]
9 лет назад

Местные власти всех уровней — «сидят на кормлении» — как в старые, добрые феодально-боярские времена.

И совершенно никакой не существует разницы как именно «кошмарить мелкий и средний бизнес»: взятками, проверками, процедурами «на усмотрение местных властей».

Задача — ОН должен быть зависим и полностью уязвим.

Только таким путем вертикаль власти в состоянии более-менее спокойно отходить к очередному сну и видеть перспективу своего существования.

комментировать
в избранное ссылка отблагодарить
Алекс­ андр1­ 3 [162K]
9 лет назад

Высокая «коррупционная составляющая», когда за счёт бизнеса хотят кормиться все: пожарные, санстанция, налоговая и т.д. и т.п. Раньше к этому добавлялся и рэкет.

Но, в принципе, вина здесь во многом и на самих бизнесменах. Это я уже «изнутри» говорю) дело в том, что надавить на того, что все делает согласно правил, практически невозможно. От такой компании в итоге отстанут и никаких претензий предъявлять не будут (себе дороже время тратить). Но это сложно, бизнес надо вести без нарушений, уплачивать все налоги, соблюдать нормативы и т.д. Намного проще договориться с пожарником и покрыть потолок в клубе горючим материалом, в итоге получим пожар в «Белой лошади».

Ничуть не лучше и обычные работники, которые с удовольствием получают ден6ьги в конверте — совершенно всё равно, что с них не идут налоги, главное лично я получаю больше.

Одним словом вина во всём не на ком-то одном, а на всех нас, на том, что мы не хотим выполнять закон. но при этом обвиняем в этом только других.

Источник: www.bolshoyvopros.ru

Высокие налоги и давление государства: бизнес в России назвал главные проблемы

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg

Вести бизнес в России по-прежнему сложно, в том числе из-за давления государства и избыточной налоговой нагрузки, констатировали большинство опрошенных PwC и аналитическим центром НАФИ руководителей компаний в России. Многим из них не до «зеленой» повестки, говорит эксперт. Кроме того, больше половины менеджеров считают, что в России остро стоит проблема социального неравенства

Вести бизнес в России скорее сложно или очень сложно, считают 87% опрошенных топ-менеджеров компаний, показало исследование PwC и аналитического центра НАФИ «Речка движется и не движется», которое изучил Forbes. Среди причин высокие налоги, непрозрачные законы, бюрократия, постоянные проверки и давление со стороны государства, инфляция и нечестная конкуренция.

В опросе приняли участие 1001 руководителей российских компаний из крупного, среднего и малого бизнеса. Они должны были ответить на вопросы о состоянии российской экономики, ее перспективах и условиях для предпринимательства.

Основные проблемы

С 2018 года, когда PwC впервые провела такое исследование, количество менеджеров, которые говорили о сложностях ведения бизнеса в России, только выросло. Сейчас чуть больше половины участников исследования — 53% — указывают, что вести бизнес в России «скорее сложно». Еще 34% говорят, что это «очень сложно», в 2018 году так ответили 30% респондентов.

Почти каждый десятый (9%) топ-менеджер в России сообщил, что его бизнес подвергается излишнему давлению со стороны государства и контролирующих органов. При этом представители крупного бизнеса чаще утверждают, что вмешательство государства в экономику допустимо (так ответили 55% респондентов). 23% пожаловались на чрезмерность такого вмешательства. У руководителей среднего бизнеса ответы другие — 32% отмечают чрезмерное вмешательство и 36% — что оно допустимо. Четверть представителей малого бизнеса также говорят об избыточном вмешательстве государства и более трети — о том, что оно допустимо.

Читайте также:  Холодные контакты в сетевом бизнесе которые не работают

Материал по теме

Исследование показало, что список ключевых проблем, препятствующих ведению бизнеса в России, за последние три года практически не изменился, констатируют эксперты PwC. Разве что бизнес лишь чаще стал говорить об избыточном налогообложении и нехватке квалифицированных кадров. Больше половины менеджеров отмечают, что в России остро стоит проблема социального неравенства.

Не до ESG

Бизнес также спросили о вовлеченности в «зеленую» повестку и следовании принципам ESG (защита экологии и социальной сферы и следование высоким стандартам корпоративного управления) при ведении дел.

Более половины топ-менеджеров (58%) сказали, что ничего не знают об этих принципах. Около трети знакомы с ними поверхностно и только 6% — хорошо. Даже те, кто знает о принципах ESG, в большинстве своем (78%) утверждают, что следование им не является важным фактором сотрудничества в глазах партнеров или инвесторов. У 14% «зеленые» принципы влияют на деловые отношения.

Каждый пятый не готов следовать принципам ESG ни сейчас, ни в будущем. Лишь у трети опрошенных ESG есть в планах. И еще 41% следуют этим принципам «в той или иной мере». Среди тех, кто проявляет интерес к «зеленой» повестке, в основном представители крупного бизнеса — каждый второй.

Эта тема в последние месяцы стала одной из ключевых для российского правительства. Минэкономразвития определилось с тем, какие проекты в России будут считаться «зелеными» и иметь возможность занимать у банков и инвесторов дешевле. Частью ESG стала работа над «декарбонизацией» российской экономики, к которой с лета начал готовиться кабмин. Над этим работают 10 рабочих групп под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова. В конце октября правительство уже успело одобрить низкоуглеродную стратегию социально-экономического развития до 2050 года.

Материал по теме

Почему так происходит?

Без соответствия принципам ESG для российского бизнеса в будущем будут закрыты международные рынки, ему даже будет сложно сложно выстроить сотрудничество с основными российскими банками, предупреждает руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ Игорь Коротецкий. В мае эксперт по вопросам устойчивого развития Максим Худалов говорил РБК, что объем инвестиций, который учитывает ESG-факторы, во всем мире составляет более $80 млн.

Но сейчас ESG в первую очередь интересует крупные компании-экспортеры, потому что они продают свою продукцию за рубеж и привлекают займы за рубежом, сказал Forbes замминистра экономического развития Илья Торосов. Кроме того, компании, делая «что-то полезное с точки зрения экологии» не всегда знают, что это уже вписывается в принципы ESG, предполагает чиновник.

«Терминология, возможности привлечения широкого круга инвесторов, а в некоторых случаях и снижение стоимости заимствований пока известны не всем», — говорит Торосов.

У самих принципов ESG пока что не существует четкого определения и критериев, говорит Forbes профессор практики Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Михаил Аким.

Материал по теме

Кроме того, по его словам, сейчас в российском законе активно действует метод кнута — для экологических, антикоррупционных требований и по части улучшения условий труда. «Но пряника, мотивации у малого и среднего бизнеса нет. И зачастую у них низкий уровень сознательности на фоне тех вызовов, с которыми им приходится сталкиваться»— перечисляет Аким.

По его словам, еще одна проблема — для МСП менее доступно «зеленое» финансирование. Подготовка пакета документов для получения таких займов стоит практически столько же, столько и для крупного бизнеса, это дорого, отмечает эксперт.

«Кроме того, даже крупный бизнес как правило заказывает из-за различия в критериях оценку от нескольких рейтинговых агентств. Для малого и среднего бизнеса это все неподъемные деньги», — сказал Аким.

У малого и среднего бизнеса, особенно в регионах, невысокая осведомленность о ESG, признает президент «Опоры России» Александр Калинин. При этом МСП мог бы стать подрядчиком для лесовосстановительных работ, говорит эксперт. «Если, например, есть ущерб от металлургического предприятия, оно выделяет деньги на восстановление лесов. Для малого бизнеса здесь мог бы открыться большой рынок сбыта и возможность участия в защите экологии: предоставление техники, саженцев, рабочей силы», — перечисляет Калинин.

Источник: www.forbes.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Бизнес для женщин